ТЕАТР — ЭТО НЕПЕРЕДАВАЕМАЯ РАДОСТЬ! | Печать |

Наталья ИЛЬИНА: в пасхальные праздничные дни в нашем театре кукол «Кувятка» (тряпичная кукла — детский оберег) идет спектакль «Вятская тютюнька» (тютюнька — по вятски курица). Это спектакль по мотивам сказки «Курочка Ряба». Мы любим свой театр кукол, нам уже восьмой год. Почти все актеры — с первого дня возникновения нашего театра. Расскажу о нас.
Куклы помогли мне выздороветь и, организовав театр, я помогаю выздоравливать другим — всем, кто приходит в театр и на самом деле хочет стать здоровым: не ныть и не искать виноватых, а реализовать себя, приносить радость детям. Главное — испытывать блаженство успеха, сладостное волнение перед спектаклем, запоминающиеся поездки на гастроли и не с чем не сравнимое чувство радости и благодарности, которое читаешь в глазах детей и родителей.

Все случайности закономерны…

Десять лет назад мне сообщили страшный диагноз: потемнело в глазах, мир вокруг меня обесцветился. Это были страшные переживания. Оказалась я на больничной койке онкологического центра. Операция и предстоящее долгое лечение…

В палате все со своей бедой. Кто замыкается, кто просто тупо смотрит целыми днями телевизор. Люди по-разному переживают свой диагноз.

После операции совершенно случайно (хотя все случайности закономерны или посланы Богом) попадает мне в руки книга Донцовой о том, как она была в такой же ситуации.

Спасибо ей! Все взяла на вооружение. Купила календарь с анекдотами, книгу «Смехотерапия». Видно, и тут Господь послал: сразу пошла и купила, как будто эта книга ждала именно меня. А так если захочешь, то и не найдешь. Читала в палате вслух. Но и самые смешные анекдоты не смешили никого. Тогда просто всех попросила улыбаться через силу, как советовали в книге по смехотерапии…

Честно сказать, я была в такой депрессии, что плакала не переставая. Перед тем, как у меня появилась эта болезнь, которую, я так думаю, прочитав позже книги Луизы Хе, вызвали череда событий, и мои неправильные мысли и действия, я плакала, задавая себе один и тот же вопрос: «За что?». Просила о прощении у Бога и у себя.

В онкологическом центре нет психолога. Вытребовала у главного врача бесплатное направление к психологу в психологический центр. Многие пациенты даже не знают, что психолог может преодолеть стресс. Мне повезло, что я училась в Московском психолого-социальном институте (это мое второе образование), но сама я не могла справиться.

У меня появилась возможность уезжать из больницы. На сеансах с психологом меня, как специалиста, вычислили сразу, но в помощи не отказали и даже проконсультировались у меня по цветотерапии. Это мой конек, ведь по первому образованию я художник — член творческого Союза художников России.

И вот иду как-то я по Кирову, вижу — кукольный театр. Ноги прямо сами туда и завернули. Оказалось, там заместителем директора работает женщина из моего города Вятские Поляны. Мы разговорились. К тому времени я уже писала сказки для уроков рисования. Не было пособий, вот и придумала с помощью сказок включать воображение учеников.

Поинтересовалась, есть ли в репертуаре спектакль о традиционной вятской дымковской игрушке. Оказалось, что попытки были, но авторы не были вятскими. Кстати, я где-то слышала, что промысел только там бывает промыслом, где он родился: совсем не то получается, если глиняную игрушку вятскую лепить в Москве. Теряет она свою силу что ли... Так и с другими промыслами.

К тому времени у меня уже была задумана сказка, скорее, сказочная версия возникновения дымковской игрушки. И наконец, появилось то, что помогло мне не думать о болезни — мрачные мысли стал заменять замысел будущей сказки.

Всю ночь напролет писала сказку о девочке Дуняшке, что из села Дымково.

На следующий день отнесла ее в кукольный театр, где встретилась с главным режиссером Вадимом Анатольевичем Афанасьевым (к сожалению, уже нет его на свете). Ему я отдала свою рукопись.

Вадим Анатольевич стал для меня путеводной нитью в мир кукольного театра. На следующий же день он предложил мне написать сценарий для спектакля. Да еще и работку бесплатную подкинул: «Ты ведь все равно там бездельничаешь, вот и шей мне ноги и руки для планшетных кукол».

Вспоминаю сейчас то время даже с благодарностью и уже с вопросом не «За что?», а — «Зачем?»

…Утром в больнице анекдоты, пробежка (мои соседки бегали вместе со мной и разрабатывали гимнастикой руки после операции) и — в очередь на облучение.

После облучения (во время которого находишься в совершенно темном бункере, а после — чувство, будто из тебя исходит жар) нелегально уходила из больницы на остановку и — до театра кукол (кстати сказать, в больнице никому и дела не было, где больная). В театре я попадала в потрясающий мир мастерских, сцены и декораций. Афанасьев многому научил меня. Вобщем, влюбил меня в кукольный театр…

Сижу как-то раз на койке шью куклам ноги, идет обход во главе зав отделением. Не успела я спрятать кукольную недошитую ногу. Врач спрашивает: это что тут такое?

Я растерялась:

— Запчасти, — говорю.

Все долго смеялись. И я уже не убегала в театр, а ходила с разрешения, что меняло ситуацию и, конечно же, отношение ко мне врача.

Ловлю себя на мысли: со временем начинаешь вспоминать то время с некоторой ностальгией. А ведь, на самом деле, лечение тяжелое. Особенно химия, когда тошнит неимоверно, волосы выпадают и после процедуры обнимаешься с унитазом.

Но театр и написание пьесы поглотил меня полностью. Уезжая домой после процедуры химии, печатала текст, исправляла, консультировалась. К концу химиотерапии пьеса была готова. И Афанасьев приступил к постановке спектакля.

…И театр родился не случайно

Новый кукольный театр в Кирове открылся спектаклем «Дуняшка» по пьесе Н.Н. Ильиной, режиссер В.А. Афанасьев.

Премьера! На моей голове еще парик, благо хоть этого зритель не знает!

Неповторимое чувство душевного ликования: спектакль на ура! Все его создатели — на сцене.

По сей день это один из самых посещаемых спектаклей в Кировском театре кукол о рождении дымковской игрушки — «Дуняшка».

Так появилась идея создания спектакля в нашем городе Вятские Поляны: хотя он и находится в Кировской области, но до областного центра почти как до Москвы — шесть а то и более часов на машине по жуткой дороге с ухабами и ямами, которую почему-то причислили к федеральным трассам.

На больничном сидеть дома в четырех стенах было невыносимо. До болезни работала в детской художественной школе. «Дали инвалидность — сиди дома»,— заявила директриса.

На этюды зимой не пойдешь, хоть люблю писать акварели. И очень не хватало общения. Попросила благословения у настоятельницы женского монастыря, при котором открылась воскресная школа, вести уроки рисования.

И тут — о идея! Попробовать поставить кукольный спектакль силами родителей и детей, посещающих воскресную школу. Конечно же на библейскую тему. Опять же, как бы случайно, попалась на глаза детская пьеса «Царь Ирод» Тихомирова. Так стал рождаться спектакль, а вместе с ним наш театр.

Все! Больше без театра я не могла!

Началось все с эскизов изготовления кукол, консультаций у Афанасьева из Кировского кукольного театра. Головы кукол делала из папье-маше. Вадим Анатольевич, кому я бесконечно благодарна, приехал из Кирова в Вятские Поляны помогать делать механизмы кукол и ставить спектакль.

Я тогда даже не могла предположить, как сделанные мной куклы будут походить на артистов и людей, которые их озвучат. И как много интересных и просто фантастических историй произойдет с моими куклами и самим спектаклем!

Голос пастуха Афони

Искала я голоса для записи фонограммы. Долго не могла найти для звучания голос старого пастуха Афони. И буквально, Бог послал. Пришел к нам домой в гости пожилой человек, бывший учитель рисования Алексей Никитич Камашев. Он стал разговаривать с моим мужем, и, услышав его голос, я предложила ему озвучить пастуха.

На удивление, он сразу согласился, пришел на запись вместе со всеми, кто был выбран для озвучивания героев пьесы. Мы писали голоса на камеру, и он очень удивлялся, когда слушал свой голос старого пастуха Афони во время премьеры спектакля. Мы тогда и не знали, что он болен онкологией. Его слова в конце пьесы: «Я видел Бога и отныне впредь не боюсь помереть» были так откровенно и искренне сказаны, что до сих пор вызывают дрожь у актеров и зрителей.

Его не стало…

Но играя спектакль, мы всегда вспоминаем Алексея Никитича Камашева, а озвученный им герой — кукла, и правда, очень похожа на него.

После кончины Алексея Никитича, год спустя, вся его родня приходила посмотреть спектакль. С появлением в спектакле пастуха Афони они плакали, а внуки видели в нем дедушку. Мои кукловоды тоже едва сдерживали слезы. Вот так он и остался жить в кукле...

В куклах есть душа

В спектакле есть еще один кукольный персонаж — скоморох и с ним такая вышла история…

Куклы уже стояли у меня дома. Каждая со своим лицом и характером. Наш кот Платон появление каждой куклы встречал с разной на них реакцией. А вот реакция на царя Ирода была невероятной — на Ирода он набросился и зашипел.

Вот и не верь, что куклы не живые! В них есть душа, которая с каждым спектаклем одухотворяется все больше и больше детскими сердцами и душой. Платон терся о куклу ангела и мурлыкал. На скомороха долго и внимательно смотрел, изучая.

Так вот о скоморохе.

Дала объявление в местной газете: «Ищу актеров для кукольного театра. Приходить тогда-то туда-то».

Прихожу и вижу: на стуле сидит человек, как две капли похожий на моего только что сделанного скомороха.

Даже оторопела!

«Я ищу, где тут в театр принимают», — сказал оживший скоморох.

Пришедший человек оказался бывшим военным — списали по инвалидности. Служил в военном оркестре. Находка для кукольного театра! Конечно же, Алексей Николаевич Белянков озвучил скомороха и в дальнейшем играл его куклой. Он был одинокий, дочь живет на севере. Театр помог ему отыскать свое счастье. Женился на женщине, которая, как и он, любит петь. Огорчало только то, что он покинул театр в связи с переездом к жене, в район, но мы ему всегда благодарны. А его скоморох продолжает говорить его голосом.

И так можно рассказывать истории о каждой из двенадцати кукол.

Нам помог кот…

Трудно давалась озвучка царя Ирода. Как передать ненависть в голосе? Не могла найти человека с голосом Ирода. Помог кот, которого за его жуткое и безобразное поведение ненавидел хозяин, обладающий подходящим тембром голоса: кота он терпел только потому, что его жена в коте души не чаяла.

Узнав об этой ситуации, мы посадили кота напротив его хозяина и попросили того читать текст роли кота. Когда хозяин дошел до фразы: «Трех царей не вижу. Его ненавижу!», пришлось немедленно остановить запись: сказано было так, что мы испугались за жизнь кота!

Первый спектакль — тогда мы назвали его «Дарующий спасение», сейчас его переименовали в «Вифлеемская звезда» — мы сыграли на Рождество. Мои начинающие кукловоды играли и плакали от музыки, звучащей в спектакле. С музыкой мне помогла Наталья Говорун — у нее консерваторское образование и она прекрасно справилась с новым для нее делом — звукорежиссурой. Наталья Юрьевна — директор детской музыкальной школы, и несмотря на занятость, смогла найти очень подходящую и выразительную музыку.

Иногда мне казалось — и по сей день так, — что кто-то невидимый ведет туда, куда надо, сводит с людьми, помогает. Так, внезапно появляется возможность получить от швеи два мешка разноцветных лоскутков штор, из которых мы смогли пошить занавес, декорации и одежду куклам.

Ну не чудо ли это!

И при подготовке последующих спектаклей происходило точно так же. Все как-то возникало почти само собой.

Радуюсь, что театр притягивает к себе только самых искренних и добрых людей. У нас прекрасный коллектив. Люди приходят, посмотрят спектакль, посидят на репетиции, увидят, как делаем куклы, узнают, что денег нам не платят (мы самодеятельный театр, точнее, по документам — кружок «Кукольный театр»), и остаются. Но только те, кто способен отдавать, безвозмездно дарить свое искусство детям.

Одной из первых в театр пришла Галина Павловна Кураева. Она инвалид детства: диагноз — недоразвитие нижней и верхней конечностей. Не пропускает ни одной репетиции. Приходит с палочкой и часто после репетиции или спектакля забывает ее взять. Одной здоровой рукой так играет куклой, что зрители не раз говорили мне: «Вначале смотришь на нее, а потом забываешь — и только кукла на сцене».

Так вот у Галины Павловны кукла с первых минут захватывает внимание зрителя. Она играет куклой так, что все верят: кукла живая. Инженер по образованию, Галина Павловна часто дает дельные советы по конструкции декораций и даже, обладая какой-то уникальной логикой, вносит нужные поправки в сценарий, за что я ей очень благодарна.

У этой женщины нелегкая судьба. Одна воспитывает сына, безумно любимого, но трудного подростка. Бывают ситуации, что всем коллективом не можем найти решение, как ей поступить с ним, такие он выверты преподносит.

Поддерживаем друг друга во всем…

А вот про кого, можно сказать: «мои старые друзья», так это про моих Ковганов — маму Екатерину Викторовну, воспитателя детского сада, и ее сына Анатолия. Сейчас Анатолию двадцать шесть, а тогда еще десятилетнего мальчика, привела его Екатерина Викторовна ко мне в художественную школу учиться. У него инвалидность и диагноз атопический дерматит, нейродермит, бронхиальная астма, задержка психоречевого развития. Был весь покрыт коростами.

Честно скажу, страшно было прикасаться. А как учить? У меня не было опыта преподавания детям из коррекционной школы и к тому же с психологическим отклонением.

Рисовать, как другие ребята, Толя так и не научился, но свои болячки вырисовал. Первые два класса сидел, мазал красками…

Вначале краски был все темные, красок он брал на палитру много и размазывал по листу, получая только ему ведомое удовольствие. Со временем краски посветлели, и он пытался расставлять предметы постановочного натюрморта в одну линию.

Над созданием к нему должного отношения одноклассников пришлось немало поработать, к сожалению, дети бывают злыми. Более всего меня радовало то, как ребята помогали ему, искренне радовались его успехам. В четвертом классе он участвовал в конкурсах, стал дважды номинантом Премии «Филантроп», отправляла его работы на конкурс «Открытая Европа». Ездила с ним и его мамой на фестиваль для детей-инвалидов «Парус надежды» в Кирове. Вместе с мамой мы вселяли в него уверенность и повышали его самооценку в коллективе моего класса. Толя смог поступить в училище на плотника и хорошо окончил его как раз к тому времени, как образовался наш театр.

С первых дней он и его мама Екатерина Викторовна у нас в театре. Мама — незаменимый завхоз, а Толя выполняет все работы, связанные с постановкой оборудования и декораций на сцене. Общение с доброжелательным и понимающим коллективом вдохновляет его на создание творческих работ из дерева. А что нас радует более всего — его речь с годами стала достаточно логичной. Такие он речи может завернуть — и не подумаешь, что у человека такой диагноз.

...Да и голос у нее — ангельский

Ангела в нашем первом спектакле «Вифлеемская звезда» озвучивала и в дальнейшем играла Ирина Варламова. Как только я услышала ее речь — пригласила в театр озвучить ангела. Голос у нее, поистине, ангельский и сама она — ангел. Потрясающая мама: о таких пишут в книгах по воспитанию. Она и не мечтала оказаться в театре и поначалу соглашалась только шить декорации. Но однажды взяла в руки куклу и стала играть и озвучивать все ведущие роли.

Благодаря Ирине — она профессиональный эколог — родился в театре спектакль на экологическую тему «Храбрый ежик». Она доставала меня этой идеей: напиши о природе, как ее надо беречь!

И все пошло как по маслу. Сценарий я написала быстро. Как-то сразу придумалось музыкальное оформление, придумались эскизы и декорации. На все — про все ушло два года. А Ирина стала самым главным моим помощником.

У нее золотые руки. Мастерица: и шьет, и вяжет! И муж, и сын — все помогали создавать спектакль. Так всей семьей и втянулись в коллектив театра. Муж Сергей — афганец, потерял палец на руке, но помогал нам с Ириной шить костюмы для кукол, помогал на сцене с декорациями, возил нас на своей машине на гастроли. Ирина прекрасно овладела искусством кукловождения...

Жаль, что они переехали всей семьей в Киров — их сын Никита поступил в музыкальное училище, а Ирина нашла работу по душе и специальности. Но связи мы не теряем, продолжаем дружить.

Мастера на все руки

Четыре года назад встретила я своего одноклассника Амира Фасхутдинова. Он мне рассказал о своей беде: случился инсульт, сейчас на инвалидности. Я помню, он играл в школьном самодеятельном театре. Предложила придти на репетицию.

Бывает же так: как тут и был!

Куклы не сразу ему стали подчиняться, играл не всеми видами (перчаточными так и до сих пор не получается) и только одной здоровой рукой. С его приходом коллектив обогатился еще одним интересным человеком. Он заядлый коллекционер, во всем любит порядок, и это его качество очень пригождается на гастролях.

Тамару Павловну, тоже бывшую воспитательницу детского сада, привела в театр Екатерина Викторовна. Она плохо слышит, но играет просто восхитительно — прирожденная актриса! Воспитатели детских садов — мастера на все руки! Только Тамара Павловна может так разговаривать и детьми, только ей удаются все интерактивные моменты спектакля, когда необходимо живое общение с детской публикой.

О Зинаиде Николаевне, нашей старосте, хочется сказать особо. Она тоже после инсульта. Бывший медик. По ее словам, в театр пришла на реабилитацию, разрабатывать руки. Последствия инсульта хотя и до сих пор видны, но к куклам, которыми она играет (для нее специально придумываю роли в спектаклях), она относится с самой искренней любовью и заботой. Говорит, что никогда бы не подумала, что театр может вылечить и депрессию, поможет снова стать активной, почувствовать себя нужной.

Год назад мы ездили на конкурс кукольных театров в Киров. А Зинаида Николаевна после операции на глазах, носила черные очки. Я, жалея ее, хотела заменить ее другим актером.

Что тут было! «Никому не отдам свою бабушку играть!», Поеду на конкурс и все!». И видно так мобилизовалась, что пошла быстро на поправку. Поехала и прекрасно справилась с ролью, хотя была в черных очках. За спектакль мы получили призовое место в областном конкурсе.

Мы все с удовольствием ездим на гастроли. Это для многих важное событие. Оторваться от домашнего быта, многочисленных забот и махнуть куда-нибудь по области. Увидеть новых людей, привезти радость детям. И самое важное — получить порцию счастья от детских улыбок, зрительского одобрения, хвалебных записей в книге отзывов. Просто общения между собой…

Совсем недавно к нам пришла Юля Рычкова. Человек очень тонкой души. По образованию — учитель начальных классов. Но по здоровью не работала учителем, скорее, я сама нашла способ ее привлечь к театру. Нужно было срочно помочь нам в одном спектакле исполнить небольшую роль куклой за ширмой. Все получилось, и она осталась в театре — думаю, что навсегда.

Марсель появился в театре неожиданно: я уж думала, не придет к нам мужчина. Как оказалось, он всю жизнь играл в драмкружке и его тянет на сцену. Но в нашем народном театре не оказалось для него роли, его отправили к нам. А у нас как раз шел спектакль для взрослых «Окно» — по одноименной притче. И, как часто бывает, наш Амир Фасхутдинов слег в больницу.

Марсель его заменил. Он одинокий человек: нет семьи, престарелые родители, за которыми он приехал ухаживать из Набережных Челнов. Ему нравятся наши репетиции и чаепития. Пробует свои силы в других спектаклях, а мы открываем его таланты. Его навыки участника драмкружка пригождаются, и к тому же он прекрасно поет и сочиняет пьесы. Вот, надеюсь, что задержится в нашем театре надолго.

Театр — это семья

Театр стал для многих местом, где можно поделиться и радостью, и горем. Если кто болеет — поддерживаем, чем можем. Театр — это семья, где все тебя понимают.

Для того, что бы привлечь как можно больше зрителей в театр, оторвать родителей от телевизора и компьютера, придумали Фестиваль домашних кукольных театров. Он ежегодно проходит в День семьи.

С каждым годом его участников становиться все больше. Семьи представляют очень оригинальные спектакли, кукол и декорации делают своими руками. В основном, это перчаточные или пальчиковые куклы, но выполненные из самых неожиданных материалов. Видно, как сплачивается семья, создавая спектакль, как много надо вложить сил, чтобы получился маленький спектакль-сказка, всего не более десяти минут. Все участники фестиваля становятся поклонниками и преданными зрителями нашего театра кукол.

Человеку, не посвященному в тонкости создания спектакля, не понять, как так двадцатипятиминутный спектакль «Окно» готовился полтора года! А «Храбрый ежик» — целых три!

Иногда от задумки до воплощения в сценарии проходит почти семь лет: есть сценарий, а вот как его воплотить? Мучаюсь годами, чтобы придумать куклы и декорации. Нарисовать их, придумать, из каких материалов будут куклы и какой конструкции. Не говоря уж о музыкальном оформлении и написании фонограммы. В общем вот так параллельно рождаются в моей голове сразу несколько спектаклей и потихоньку воплощаются.

«Это же волшебство какое-то!»

Репертуар нашего театра направлен на воспитание нравственности и самых лучших человеческих качеств. В спектакле «О трех поросятах и не только» герой Кот, разговаривая с маленькими зрителями уже после просмотра спектакля, дарит детям прекрасное слово — великодушие. Удивительно: дети многие слышат его в первый раз, но понимают. Ведь именно таким качеством обладал поросенок Наф-Наф.

Театр кукол — это особенная игра с куклой, как я часто говорю своим кукловодам-актерам: одно дело самому играть на сцене, а тут надо и самому играть, и куклой, да так, чтобы ее каждый спектакль оживлять. Чтобы зритель не смотрел на кукловодов, а видел только ожившую куклу. Когда наш зритель видит в спектакле «Окно», что куклы дышат, их это поражает и впечатляет сам спектакль. Даже не знаю, уместно ли тут слово «радует», но зрители плачут в конце спектакля.

Однажды был такой случай. Привела учитель литературы в театр кукол на спектакль «Окно» свой десятый класс. Это надо было видеть! Их лица выражали полное пренебрежение: «Ну, училка, привела нас, как малышей, спектакль кукольный смотреть!». Сели, приготовились посмеяться. Ну, мол, давайте показывайте — мы посмеемся. И даже начали было хохотать.

А оказалось, вроде как и не к месту…

По окончании спектакля была такая тишина! Только слышны были девчоночьи шмыганья носом. Они плакали.

Спектакль их тронул. Выходили молча, говорили спасибо. А после пришла гардеробщица, в недоумении спросила «Что вы с ними сделали? Это же волшебство какое-то! Они — сама вежливость!»

И еще. Показывали спектакль в Кирове. На спектакль я пригласила свою приятельницу. Сыграли мы его хорошо, как всегда плакала Зинаида Николаевна — она играет в паре с Галиной Павловной одной куклой, которая умирает.

Прошло три дня. Раздается звонок от моей приятельницы: «Что ты наделала своим спектаклем!!! Я работать не могу. Все о спектакле думаю».

Интересных случаев множество и со спектаклем « Храбрый ежик». Вот один из них.

Спектакль шел, как обычно. Лиса, обманывая зрителей, говорит, что коробочка с «секретом» лежит у кого-то под стульчиком. Дети, да и взрослые — почему-то особенно папы — наклоняются проверять, не под их ли сиденьем тот «секрет»?

Лиса в это время крадет гусенка. И все как обычно.

Но вдруг раздается сильный плач ребенка. Я смотрю из-за кулис: мама поспешно выводит плачущего сына из зала. Первое, что пришло мне в голову, ребенок ударился. Потихоньку пробралась через зрительный зал к выходу. В фойе вижу картину: ребенок плачет, мама, еле сдерживая смех, утешает его: «Ни у кого не было «секретика» под стульчиком. Это просто лиса всех обманула».

Я подошла к малышу и с самым серьезным видом сказала: «Пока ты здесь плачешь, лиса гусенка украла! Все дети в зале думают, как его спасти!»

Малыш моментально перестал плакать. И побежал в зал.

Мы с мамой даже немного растерялись и пошли сразу за ним. А он, войдя в зал, услышал фразу горюющей Аленки: «Кто нам сможет помочь?…» и громко выкрикнул: «Я! Я смогу!».

Галина Павловна, которая играет Аленку, не растерялась и спросила его: «А как ты сможешь помочь?» На что мальчик неожиданно ответил: «Я плавать умею!».

Взрослые в зале, понимая, что это импровизация, зааплодировали.

Я посадила этого, умеющего плавать, ребенка на первый ряд. Весь спектакль он смотрел очень эмоционально. А по окончании спектакля, когда актеры вышли на поклон, пригласила его на сцену и подарила ему игрушку: «Самому лучшему зрителю — от театра кукол»…

К нам в театр на спектакли приходят семьями. Некоторые не пропускают ни одного спектакля и смотрят один и тот же спектакль по нескольку раз. Однажды в театре шел спектакль «О трех поросятах и не только». Актер, который одновременно играет двумя поросятами — перчаточными куклами, случайно перепутал Ниф-Нифа с Нуф-Нуфом: они отличаются только шапочками. Спектакль мы доиграли, думая, что все равно никто не знает, какая у кого шапочка. Но после спектакля подходит ко мне девочка Даша и спрашивает: «Они что, шапочками поменялись?»

Мы играем спектакли каждое воскресенье с 11 часов. Приходим пораньше — надо приготовить кукол, поставить аппаратуру, настроиться. И всегда волнуемся, даже перед спектаклем, который сыграли огромное количество раз.

Встреча со зрителем и сам спектакль — все придает ощущение непередаваемой радости и подъема, дающего силы на репетиции и создание новых спектаклей.

Наталья ИЛЬИНА,
режиссер кукольного театра
г. Вятские Поляны, Кировская область

Из книги отзывов кукольного театра:

«Какие признаки есть у города? У такого города, в котором хотелось бы жить? Чем город отличается от поселка, села? Садик, школы? Это необходимость.

Театр? Это роскошь, которую могут себе позволить иметь города. Театр кукол — еще большая роскошь. Потому что это не просто театр, а театр для детей.

Это место, куда хочется привести маленьких детей, чтобы показать им сказку.

Ура! В нашем городе есть свой театр кукол! Самый настоящий — со сценой и занавесом, с настоящими «живыми» куклами, со своей мастерской, музыкой, актерами. Со своим зрителем.

Спасибо за то, что можно придти к вам каждое воскресение. Всю неделю скучаем по созданной вами доброй красоте и обстановке торжественности. И каждый выходной хочется собраться, красиво одеться, придти в красивое место торжественными и увидеть таких же торжественных и ожидающих чуда людей. Увидеть красивую добрую сказку.

Спасибо вам добрые люди! Мы и наши дети ждут воскресенья, чтобы идти в театр!

Семья Матвеевых»