МОЙ ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ В МГУ | Печать |

Я, Надежда Дмитриева, кандидат философских наук, доцент, заслуженный преподаватель Московского университета, работаю сейчас над книгой «Дорога длиною в жизнь». И эти воспоминания — одна из глав книги, поневоле сокращенная для газеты.

«Только вперед,
только на линию огня,
только через трудности
к победе — и никуда иначе».

Николай Островский

 

Хождение по мукам

Я инвалид с детства. Родилась в предвоенные годы, в 1938-м, в рабочей семье в деревне Миронцево Солнечногорского района Московской области. В полтора года перенесла тяжелую форму полиомиелита. Лечение в больнице и дома дало свои результаты, и я понемногу начала ходить.

Но в нашу мирную жизнь ворвалась война. В 1942 году мы оказались в оккупации, пережив все ее ужасы. Когда немецкие войска отступали, они уничтожали все на своем пути. Спасаясь, мы сидели в земляной яме. Немцы жгут нашу деревню. Все выскочили, мама — со мной на руках. Увидев, как пылает наш дом и на крыше мечется моя любимая кошка, я вцепилась ручками в мамину шею, задрожала всем своим существом, крикнула: «Где же мы теперь будем жить?»…

В ноябре 1942 года от завода, где работал отец, прислали грузовик, и маму, сестру и меня, как погорельцев, забрали, привезли в Москву. Поселили в заводском бараке, в пустой 12-метровой комнате. Надо было обживаться заново.

В столице началось настоящее «хождение по мукам». Мама возила меня на консультации к известным специалистам. Выяснилось, что на фоне полиомиелита в результате испуга и перенесенного стресса у меня паралич левой нижней конечности. Так что до пяти лет я вообще не могла ходить. Итоговый диагноз — остаточные явления полиомиелита, тотальный паралич левой нижней конечности.

Несколько лет лечения в детской ортопедохирургической больнице имени Шумской были безрезультатными. На протезном заводе мне изготовили шинно-кожаный ортопедический аппарат, с помощью которого мне пришлось заново осваивать ходьбу. На нем я пошла в школу, с трудом поднимаясь по лестницам 4-этажного здания.

 

Путь в профессию

После окончания в 1956 году средней школы пыталась поступить в медицинский институт: моей заветной мечтой было стать медиком, чтобы вылечить себя. Но этому не суждено было осуществиться. Соседка работала стенографисткой в Министерстве обороны и посоветовала мне, чтобы получить какую-то специальность, поступить на двухгодичные платные курсы стенографии и машинописи.

В 1959 году, окончив с отличием курсы, была распределена на работу стенографисткой-машинисткой в Институт философии АН СССР. Стенографировала заседания ученых советов, проходившие по пять часов, а затем целую неделю мучительно расшифровывала стенограмму.

Чтобы овладеть философской терминологией, мне пришлось изучать книги по философии. Ученым секретарем института был профессор Георгий Васильевич Платонов — он заведовал кафедрой диалектического и исторического материализма естественных факультетов МГУ. Ему потребовалась лаборантка, и он в 1960 году пригласил меня к себе на кафедру.

Я ему за это очень благодарна: освободилась от каторжной работы стенографирования, открылась перспектива учебы. В 1965 году кафедра стала называться кафедрой философии естественных факультетов МГУ.

Когда я впервые приехала на работу и подошла к главному зданию МГУ неописуемой красоты и величия, у меня перехватило дыхание. Я была горда тем, что буду трудиться в этом великолепном храме науки. И это ощущение не покидает меня на протяжении всей жизни...

Работая лаборантом, я выполняла обязанности и секретаря. Профессор Платонов был человеком организованным, дисциплинированным, принципиальным, трудолюбивым и требовал этого от преподавателей и сотрудников. Рабочий день начинался в 8.30 утра, и Платонов каждый день звонил и проверял меня. Конечно, я приезжала заблаговременно, хотя с транспортом мне это было всегда сложно. Но с утра обычно работал только один лифт, поэтому иногда не могла подняться на этаж. Когда подходила к кафедре, уже в коридоре слышала, как настойчиво трезвонил телефон. Подняв трубку, слышала голос Георгия Васильевича: «Вы опоздали ровно на одну минуту».

Я возмущалась, что он так меня контролировал, ведь свою работу я добросовестно выполняла, при этом часто по его просьбе задерживалась. Он писал много книг, которые приходилось печатать мне. Но я и благодарна ему за то, что он приучил меня таким способом к дисциплине и организованности, четкости и пунктуальности. Несмотря на свои физически ограниченные возможности, в дальнейшем я всегда старалась следовать принципу: никогда и никуда не опаздывать.

В мои обязанности входило составление расписания занятий, наблюдение за ходом учебного процесса, организация замены преподавателей в случае их болезни. Но, главным образом, стенографирование заседаний кафедры, научных конференций.

Когда наступала пора приема у аспирантов экзамена кандидатского минимума по философии, то комиссия приходила попозже, а мне доверяли раздавать вопросы, чтобы они могли подготовиться. Среди аспирантов мехмата запомнились несколько человек, блиставших отличными знаниями и поразивших всех наших профессоров. Среди них был и Виктор Антонович Садовничий. Я в то время, конечно, и не предполагала, что он будет ректором Московского университета.

Придя в МГУ, окончила подготовительные курсы и в 1961 году поступила на вечернее отделение философского факультета. Наш курс попал в естественный уклон, то есть мы изучали высшую математику, физику, химию, биологию, психологию, физиологию высшей нервной деятельности…

Было недостаточно учебников и учебных пособий, тем более авторских курсов лекций, и я все стенографировала, потом распечатывала и снабжала материалами всех. Когда сдавали экзамены и зачеты, профессора удивлялись, как это так мы смогли все усвоить. Весь курс был доволен, а мальчики за такую поддержку просто носили нас на руках.

Большая группа студентов специализировалась по кафедре истории и теории атеизма и религии, созданной в 1959 году. Вместе с профессором М.П. Новиковым мы посещали Новодевичий монастырь, записывали проповеди, анализировали их. В Загорске, в Доме культуры, были встречи, вечера вопросов и ответов, устраивались диспуты студентов университета и студентов Духовной академии и семинарии.

В 1960 году был организован клуб атеистов МГУ, в состав которого входили студенты не только философского, но и других факультетов. В клубе проводились дискуссии по актуальным проблемам атеизма и религии. Клуб готовил лекторов — пропагандистов атеизма, руководил атеистической работой в школах района. В 1964 году был введен курс «История и теория атеизма и религии», который читали на всех факультетах.

В университете была единая комсомольская организация, в которую входили сотрудники, работающие в старом и новом зданиях МГУ. Секретарем был дирижер эстрадно-симфонического оркестра университета Анатолий Кремер. Он пригласил в качестве солистки Аллу Иошпе, учившуюся на отделении психологии философского факультета. В 1961 году, участвуя в конкурсе вузовской самодеятельности в Колонном зале Дома Союзов, она познакомилась с певцом Стаханом Рахимовым, впоследствии ставшим ее мужем. Вместе с ним дуэтом они неоднократно выступали в университете, пользовались большой популярностью. С 1963 года дуэт вышел на профессиональную сцену.

На ступеньках физфака ежегодно проходил праздник «Архимед», на котором всегда выступали Сергей и Татьяна Никитины. В университете бурно кипела культурная жизнь: лекции, концерты, встречи, фильмы, вечера. Несомненно, главным было празднование 25-го января Тать­яниного Дня — дня основания Московского университета. Традиционное празднование было возобновлено в 1992 году после вступления в должность ректора В.А. Садовничего. В 2020 году отмечался 265-й день рождения Московского университета...

Неизгладимое впечатление произвела встреча в Актовом зале 12 апреля 1961 года с Юрием Алексеевичем Гагариным, совершившим первый полет в космос. На всю жизнь запомнилась его речь и открытая, гагаринская улыбка.

В 1961 году была необыкновенная лекция итальянского ученого, хирурга и эмбриолога, профессора Даниэле Анджело Петруччи, который рассказал о своих опытах по искусственному оплодотворению яйцеклетки человека и демонстрировал в пробирке эмбрион человека. Он вырастил до двухмесячного возраста человеческий эмбрион вне живого организма в искусственно созданной «биологической колыбели», где обеспечивались условия для его развития. Весь процесс был снят на кинопленку. Это был самый серьезный опыт изучения развития зародыша человека вне организма матери. При этом в своем выступлении он отметил, что его предшественником в подобных исследованиях был советский ученый Г.Н. Петров из Симферополя, а также другие наши ученые.

Университет мне особо дорог потому, что сыграл судьбоносную роль в моей жизни. Здесь я встретила свою любовь, вышла замуж, родила сына. Конечно, было очень сложно сочетать работу на Ленинских горах, учебу на Моховой, семью, воспитание сына. Несмотря на все сложности, в 1967 году я окончила университет и получила диплом.

Работая на кафедре, вступила в партию. Я очень благодарна старшим товарищам, что они направили меня на верный путь.

Профессор Платонов придерживался позиции, что молодежь должна расти, и всех сотрудников кафедры принимал в аспирантуру. Я также мечтала продолжить обучение в очной аспирантуре. Но, к сожалению, в 1965 году Платонов был отстранен от заведования, и в 1966 году новым заведующим кафедрой стал профессор Серафим Тимофеевич Мелюхин. Когда я обратилась к нему по поводу аспирантуры, то он сказал, что «чистые философы» ему не нужны. Он принимал в аспирантуру физиков, химиков, математиков, биологов. Мои планы по поводу аспирантуры сорвались.

 

Работа как способ понимания жизни

Получив образование, я не хотела оставаться работать лаборанткой. Находясь в расстроенных чувствах, случайно встретила Владимира Алексеевича Семина, ранее работавшего в учебном отделе ректората. К этому времени он был начальником отдела научно-педагогических кадров Минвуза СССР. Он посоветовал мне перейти в Минвуз, и я с 1967-го по 1970-й годы работала инспектором Управления руководящих и научно-педагогических кадров. Министром высшего и среднего специального образования СССР был доктор технических наук, профессор Вячеслав Петрович Елютин — добрейшей души человек. К нему на прием мог записаться и прийти любой посетитель — от студента до академика.

Три года работы в министерстве не прошли даром, они многое дали мне для понимания жизни и места человека в различных ситуациях.

Работая инспектором, все чаще задумывалась: для чего я заканчивала философский факультет? Хотелось работать по специальности. Хотя мой труд в министерстве ценили и в 1970 году наградили юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

Мой научный руководитель по диплому, заведующий кафедрой истории и теории атеизма и религии, профессор М.П. Новиков, бывший членом экспертного совета ВАК по философии, порекомендовал мне поступать в аспирантуру.

В 1968 году к нам в отдел Минвуза зашел ректор Московского института электронной техники Леонид Николаевич Преснухин и сказал: «Приходите работать к нам, получите в Зеленограде квартиру». Конечно, соблазн был велик. У меня была комната 12,6 кв.м. в коммуналке, и я согласилась.

Начальник нашего управления Дмитрий Иванович Васильев спросил, почему я ухожу? Я объяснила, что из-за квартиры. «А что будешь делать, если не дадут и обманут?» Я ответила: «Что делают женщины, когда их обманывают — буду плакать».

Через два дня я вернулась назад, так как поняла, что для того, чтобы получить квартиру, физически не смогу два года почти ежедневно ездить между Москвой и Зеленоградом. В то время автобус от метро «Речной вокзал» ходил очень редко, приходилось брать его штурмом.

Заместитель министра Владимир Францевич Станис, вернувшись из командировки, увидел приказ о моем уходе, вызвал меня: «Беглянка, куда вы собрались?» Когда я ему все объяснила, приказ отменили и оставили в прежней должности.

Хотя у меня была жилищная проблема, но я в министерстве еще и года не проработала, и потому квартиру дать не могли. Пообещали комнату в коммуналке — помог в этом Владимир Францевич. Он вызвал председателя месткома Василия Герасимовича Купченко и попросил его дать мне комнату, которую я вскоре и получила в министерском доме на Волоколамском шоссе. Затем две комнаты в коммуналках обменяла на двухкомнатную малогабаритную квартиру в «хрущевке» недалеко от метро «Новые Черемушки».

 

Вернулась в любимый МГУ

В 1970 году В.Ф. Станис выделил для меня целевым назначением ставку старшего преподавателя, и я в порядке перевода вернулась в любимый МГУ. Но здесь встретилась с трудностями, о которых и не подозревала. Ставку старшего преподавателя я принесла, но на нее меня не оформляли, так как не было у меня педагогического стажа. Тогда Михаил Петрович Новиков предложил: «Давайте на должность ассистента, правда, зарплата будет меньше на 30 рублей».

Я была в полном отчаянии, объяснив, что у мамы пенсия всего 48 рублей, и у меня сын. Пошла в ректорат, рассказала все Нине Иосифовне Приходько, с которой была знакома, оформляя у нее почасовиков в учебном отделе ректората. К этому времени она уже была помощником ректора МГУ, академика И.Г. Петровского, и в 1970 году он лично ей поставил свою подпись на приказ о моем зачислении на должность старшего преподавателя философского факультета в порядке перевода из министерства.

Отработав год старшим преподавателем, с 1 декабря 1971 года я была отчислена в связи с зачислением в очную аспирантуру. По окончании в 1974-м году аспирантуры, меня зачислили на освободившуюся должность младшего научного сотрудника как молодого специалиста.

В 1977 году я защитила кандидатскую диссертацию, но семь лет занимала должность младшего научного сотрудника. Я потеряла не только педагогический стаж, хотя выполняла полную педагогическую нагрузку, но и пострадала материально. При этом никогда не ссылалась на свои ограниченные возможности здоровья, и не отказывалась ни от какого вида деятельности. Помимо чтения лекционного курса, научной, методической работы вела и общественную работу. В течение многих лет стенографировала партийные собрания факультета, проходившие иногда по два дня.

Кстати о диссертациях. Профессор Новиков попросил меня выписать в ВАКе кандидатов и докторов наук по специальности 09.00.06 (научный атеизм) за период с 1976 по 1983 гг. На основании этого материала была написана статья «Научная продукция вузовских атеистов (1976-1983 гг.)».

29 апреля 1987 года я была награждена медалью «Ветеран труда». Мной была написана статья «Быть атеистом», опубликованная 26 апреля 1977 года в газете «Московский университет» Там же 7 июля 1987 года была опубликована моя статья «Атеистическое воспитание — самостоятельное направление идеологической работы».

Более 30 лет я была руководителем педагогической практики студентов 4-го курса, специализирующихся по кафедре. Приходилось много ездить, посещая их лекции и семинары. Мне очень нравилось работать со студентами. Среди них были талантливые и не очень, были трудолюбивые, усидчивые и ленивые. Я приглашала их домой, вела с ними беседы, обсуждали темы курсовых и дипломных работ. Обычно выбирали тему курсовой работы с дальним прицелом на диплом.

В течение нескольких лет избиралась профоргом кафедры. Совместно с З.П. Трофимовой была также ответственной за организацию и проведение Дня творчества студентов. Более двадцати лет была членом профкома философского факультета. Наш факультет занимал первые места в социалистическом соревновании по чтению лекций. Только одна наша кафедра читала не менее 300 лекций в год.

Мы занимали первые места по художественной самодеятельности. Именно в это время солисткой у нас была Ирина Богушевская, ставшая впоследствии советской и российской певицей, композитором.

 

Университет заботится о детях…

Одной из комиссий профкома была детская комиссия, бессменным председателем которой я была на протяжении двадцати лет. Мной была составлена картотека на детей, начиная от новорожденных и до десятиклассников, которая постоянно обновлялась. Среди детей были и так называемые «трудные», которым в контакте с родителями приходилось уделять особое внимание. На факультете числилось более 300 детей, из них 100 детей студентов, которые проживали в общежитиях МГУ. Приходилось заниматься устройством этих детей в детские сады и ясли.

В МГУ всегда были очень хорошие дошкольные учреждения, квалифицированные воспитатели. Дети просто обожали за их энтузиазм и материнскую любовь к ним. При университете было четыре детских сада. К сожалению, сейчас остался только один.

Дети посещали бассейн МГУ. В Доме преподавателей при МГУ работал замечательный детский клуб «Орленок». Организатором и директором клуба с 1944 по 1977 годы была Антонина Ивановна Гурова — отличный педагог и воспитатель, интеллектуал, добрейшей души человек. При клубе работали многочисленные кружки: аппликации, вышивки, макроме, лепки, мягкой игрушки, рисунка, танцев, пения, театральный, космического моделирования, шахматный клуб. Вместе с родительским комитетом при профкоме МГУ впервые были открыты под руководством профессора, академика Нины Федоровны Талызиной группы раннего эстетического развития детей — они существуют до сих пор.

В работе, особенно с детьми, важна преемственность, поэтому замечательно, что после Антонины Ивановны директором клуба стала ее дочь Елена Матвеевна Андрусева, можно сказать, выросшая в «Орленке». Она опытный педагог, окончила исторический факультет МГУ.

Детский клуб «Орленок» и сейчас продолжает традиции педагогов, работавших здесь.

Вместе с детской комиссией профкома МГУ мы присутствовала на занятиях многих кружков, вызывающих восхищение различными видами детского творчества. Свидетельством тому — многочисленные выставки, концерты, спектакли, фестивали, которые пользовались большим интересом и популярностью не только у детей, но и у взрослых.

На факультете детская комиссия организовывала выставки детского рисунка, фотовыставки. Занималась распространением билетов на новогодние елки в Кремлевский Дворец Съездов, Колонный зал Дома Союзов. Но особенно большим успехом пользовалась новогодняя елка в Доме культуры МГУ.

В ведении детской комиссии было также распределение пу­тевок в пионерский лагерь «Юность». Он располагался в лесном массиве Московском области, вблизи деревни Красновидово Можайского района, в 300 метрах от Можайского водохранилища. Бессменным начальником лагеря в течение более чем 20 лет был Таймураз Муссаевич Караев, умелый организатор, педагог и воспитатель, который просто «горел» этой работой. Были подобраны замечательные вожатые. Имелся даже свой лагерный гимн «Можайское море».

В лагере были созданы все условия для развития спортивных способностей детей: два замечательных футбольных поля, волейбольные площадки, тир, бадминтон. Огромную работу по оздоровлению детей проводила кафедра физического воспитания МГУ. Устраивались массовые спортивные праздники, сценарий которых разрабатывала и реализовывала доцент Лариса Павловна Райцина. В отдельном помещении находился клуб, в котором устраивались концерты, танцы, демонстрировались кинофильмы.

Конечно, был и медпункт, где в любое время ребята могли получить необходимую помощь. Была биостанция с садом и разными животными с биолого-почвенного факультета. Работали многочисленные кружки: вокальный, музыкальный, драмкружок, танцевальный… Имелась отличная библиотека с огромным количеством разнообразной литературы для детей. Проходила военная игра «Зарница», смотры художественной самодеятельности, конкурсы отрядной песни. Были и двухдневные походы, устраивались экскурсии в Бородино, Поречье, в музей Зои Космодемьянской в Петрищево.

Ребят привлекали также и к трудовой деятельности: сбору и сушке лекарственных растений. Лагерь сдавал несколько тонн различных трав. В совхозе «Горетово» ребята обрабатывали целые поля. Мы неоднократно выезжали в лагерь на праздники и с проверками, но почти никогда не находили недостатков в его работе.

С 1985 по 1988 годы начальником лагеря «Юность» был Владимир Иванович Шмаков, человек энергичный, инициативный. По его предложению был построен теннисный корт. Шмаков сделал акцент на том, что в лагере отдыхают в основном дети профессорско-преподавательского состава. Они хотят заниматься наукой, поэтому их надо готовить к профориентации. Для этого приглашались представители с разных факультетов для ведения кружков по физике, химии, биологии, математике, географии…

Так как ребята были связаны со спортом, а Можайское море рядом, то надо, чтобы они плавали. Владимир Иванович привез тренера по плаванию. Был восстановлен бассейн и даже привезены шлюпки.

К сожалению, постепенно лагерь приходил в упадок, начали разрушаться корпуса, проваливаться полы, которые полностью пришлось заменить. Необходимо было и дальше лагерь благоустраивать, хотелось сделать его образцово-показательным. Для этого нужны были деньги, но заниматься было некому. Началась горбачевская перестройка. Пионерский лагерь «Юность» канул в лету. На его территории был построен коттеджный городок для семейного отдыха…

В окрестностях Звенигорода, в живописном месте ежегодно в период зимних и летних каникул на базе пансионата «Университетский» с 1982 по 1990 годы работал детский оздоровительный лагерь «Звездочка» с четырьмя сменами, пользующийся большим спросом. Потом какое-то время его не было.

В 2000 году свою работу возобновил лагерь «Университетский». В 2001 году его директором стал один из лучших бывших пионервожатых лагеря «Юность» Наиль Сабитов, автор оригинальной ролевой игры «Звездный университет», в которую вот уже почти 17 лет с удовольствием играют дети и взрослые. Это игра только по форме, а по содержанию — глубоко продуманная, комплексная воспитательная программа лагеря, система деятельности, система человеческих взаимоотношений. Именно так она и выстраивалась, и в этом залог ее успеха. В ней заложена глубокая педагогическая составляющая.

«Звездный университет» основан на превращении лагеря в детское высшее учебное заведение. Вначале дети выступают в роли абитуриентов, а потом, сдав экзамены, становятся студентами «Звездного университета». Начальник лагеря — ректор, старшая вожатая — проректор, вожатые — деканы. Каждый отряд имеет название в соответствии с факультетами. Ребята сдают отрядные вступительные экзамены, каждый получает студенческий билет. В конце учебы есть такой экзамен, как обаятика, дружелюбие и др. Уезжая домой, ребята получают экзаменационный лист с оценкой.

В течение всей смены идет активный воспитательный процесс, студенческая жизнь со всеми атрибутами, символикой, традициями детского высшего учебного заведения.

В лагере работают в основном студенты МГУ и других вузов. У них свой гимн. Важно, что в лагере существует преемственность: когда ребята вырастают, они сами начинают работать вожатыми. 3 июля 2017 года лагерь «Университетский» отметил знаменательную дату — 35-летие.

Мой сын отдыхал в нескольких пионерских лагерях: от Минвуза, от Университета Дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Но, когда в первый раз приехал в «Юность», то сказал: «Наконец-то, я попал в настоящий лагерь!» Позже, когда подрос, он с большим удовольствием несколько раз сам работал в лагере пионервожатым. Особенно ему нравилось заниматься с ребятами из младших отрядов, которых он обучал игре на гитаре, пению, устраивал футбольные соревнования.

После окончания пионерского сезона лагерь использовался для расселения студентов, которые приезжали на сельскохозяйственные работы.

С 70-х годов стали создавать трудовые выездные лагеря. В 1980 году, когда была Олимпиада, было необходимо, чтобы ни один подросток не оставался в Москве. Детская комиссия приложила большие усилия для того, чтобы организовать трудовой лагерь в Приднестровье, в городе Сободзея на берегу Днестра. Ребята работали два месяца, проживали в школе, занимались сбором черешни, вишни, абрикосов и, конечно, могли все это вдоволь покушать. Это была замечательная практика. Кроме того, за работу ребята получили еще и деньги. Последний трудовой лагерь уехал из Приднестровья в 1993 году.

Трудовые будни и праздники

Около тридцати лет я была ученым секретарем одной из секций Российского философского общества. Сначала наша секция называлась научного атеизма при Президиуме Философского общества СССР, затем — секция философии религии и религиоведения Российского философского общества. В план нашей секции входило проведение научно-практических конференций, «круглых столов», обсуждение докладов и книг. Меропри­ятия проводились в МГУ. В них участвовали и атеисты, и верующие — представители различных конфессий: православные, католики, протестанты, иудеи, буддисты. Мы пытались предлагать к обсуждению такие проблемы, которые одинаково интересны как для людей верующих, так и неверующих. Стремились ставить и решать острые вопросы, побуждающие к диалогу, приводящие людей к консенсусу.

После создания в 1996 году на базе кафедры отделения религиоведения философского факультета работать мне в секции стало намного сложнее, так как увеличилась нагрузка на кафедре. Просила освободить меня или заменить, так как я инвалид и мне тяжело. Но не получалось...

Отвлеклась на общественную работу, она играла весьма важную роль в моей жизни. Самое главное, что она мне нравилась, но, правда, отнимала много времени и сил, которых не хватало на чтение книг, научную работу. У меня всегда был страх отказаться от чего-нибудь, чтобы не подумали, что я больная и поэтому не могу справиться. Но что у меня с ногой и как я хожу — на это никто не обращал внимания.

После выхода в 1993 году книги «Философ свободного духа (Николай Бердяев: жизнь и творчество)», которая была рекомендована для студентов в качестве учебно-методического пособия, я увлеклась литературой «Серебряного века», очень хотелось продолжить эту работу, постараться написать докторскую диссертацию. Конечно, я занималась научной работой, принимала участие в написании глав в учебниках и учебных пособиях, словарях, методических пособиях, лекциях, программах. Всего мной опубликовано 40 научных работ общим объемом 44,3 печатных листа.

В то время рост молодых кадров шел очень медленно. Тогда Михаил Петрович Новиков предложил мне попросить в Минвузе еще одну ставку старшего преподавателя. Как стыдно и неудобно мне было снова туда обращаться! Я очень долго переживала, но, потеряв всякую надежду на какое-то продвижение по службе, пошла в Минвуз к начальнику планово-финансового управления Д.И. Чупрунову, с которым часто встречалась на экономическом факультете, где он работал на полставке. Он очень удивился и сказал: «Мы же выделили для вас ставку».

С 1 октября 1981 года я была переведена на ставку старшего преподавателя, а с 29 октября 1990 года — на должность доцента кафедры истории и теории атеизма, как избранная по конкурсу и утвержденная в должности. Честно говоря, мне было жаль ставку старшего преподавателя, которая по заработной плате равнялась доцентской, но далась мне с таким большим трудом. С 1 сентября 1991 года наша кафедра была переименована в кафедру философии религии и религиоведения.

Я читала академические курсы: «Теория и история атеизма и религии», «История религии», «Основы религиоведения», спецкурс «Православие: история и современность», «Актуальные проблемы современного религиоведения». Более сорока лет я читала лекционные курсы и на естественных, и на гуманитарных факультетах. На географическом факультете читала курс «История религий и их место в современном мире».

Приказом ректора № 1098 в 2002 году мне присвоено почетное звание «Заслуженный преподаватель Московского университета».

Когда проходила реорганизация общественных наук, вместо общего курса мною были предложены три спецкурса по выбору: Экология и религия; Религия в системе духовной культуры; География религий. Однако ученый совет принял решение об общем курсе для всего потока.

Но для этого мне пришлось приложить немало усилий. После подвертельного перелома левого бедра ходила на двух костылях. Приходилось подниматься к заведующим кафедр, чтобы убедить их в необходимости нашего курса. Представляете, как трудно было войти в главное здание через вращающиеся двери на костылях и втиснуться в переполненный лифт! Меня иногда, в буквальном смысле, вносили…

По материалам семинаров в 1986 году был издан сборник «Методология географии: теория, практика, преподавание». В нем была и моя статья «Роль курса научного атеизма в мировоззренческой закалке специалистов-географов».

Вместе с профессором Валентином Сергеевичем Ляминым, преподававшим философию, использовали технические средства обучения, в частности, демонстрацию фильмов. Мною были разработаны темы для написания рефератов, связанные с профессиональными исканиями студентов.

На факультете журналистики я читала курс «История религий» более 20 лет после ухода преподававшего там доцента С.М. Орлова. Почти все преподаватели жили в районе университета, заведующий кафедрой поручил мне этот факультет, так как у меня есть машина. В течение 28 лет я ездила на машине с ручным управлением. Правда, добираться в центр по пробкам было трудно, припарковаться
в маленьком дворе очень тяжело. Кроме того, в старом здании на Моховой не было лифта, приходилось ходить по лестницам, что стоило мне больших усилий.

Лекции для студентов IV курса иностранного бакалавриата читались отдельно, для них в 2009 году мной была разработана и издана программа курса «История религий», объемом 36 часов.

На отделении религиоведения я вела научное руководство курсовыми и дипломными работами студентов, а также диссертациями аспирантов. Мне безумно нравилась эта работа. Помогаешь им с планом, с подбором литературы, редактируешь тексты. Я приглашала их домой для беседы и работы за чашкой чая или за обедом. Относилась к ним, как к своим детям, и они платили мне тем же отношением. До сих пор со многими имеется связь, переписка, встречи.

У меня защитилось семь аспирантов. Работа со студентами и аспирантами была мне очень приятна, так как я этим жила, и получала большое удовлетворение, что могу быть полезной людям. Это давало мне стимул для жизни.

Чтобы как-то жизнь разнообразить старалась посещать культурные мероприятия, проходившие в Актовом зале в цикле вечеров «Ректор Московского университета приглашает…». В 1992 году впервые выступил Государственный симфонический оркестр под управлением Евгения Светланова, положивший начало замечательной традиции творчески-дружеского контакта МГУ с выдающимися музыкантами, вдохновляющими нас своей виртуозной игрой.

Была возможность насладиться музыкой и расширить познания в области искусства. Хочется выразить огромную благодарность нашему ректору Виктору Антоновичу Садовничему: он уже 28 лет организует такие замечательные, незабываемые, бесплатные концерты, на которые собираются студенты, аспиранты, преподаватели, профессора, сотрудники, в общем, «люди Московского университета».

 

Надежда Надежды

То, что придется когда-то покинуть родной университет, у меня никогда даже и в мыслях не было. Но в середине 2013 года отказала парализованная нога. При обращении к специалистам, наблюдавшим меня с детства, мне было сказано, что износилась нога, ведь с пяти лет хожу с помощью ортопедического аппарата весом 2–3 кг. Пыталась лечиться дома, но становилось все хуже. На лекции ездила на такси, еле-еле двигалась с палочкой, а дома ходила на костылях.

В итоге, 30 августа 2013 года, отслужив в университете почти 50 лет хотя у меня еще и не закончился контракт, вынуждена была приехать к декану Владимиру Васильевичу Миронову и написать заявление от об уходе по собственному желанию. Как ветерану мне выдали бессрочный пропуск в МГУ…

18 февраля 2014 года пришлось лечь в клинику Федерального бюро медико-социальной экспертизы, в травматологическое отделение. Но случилась беда: слетела с костылей на мокром полу, получив два перелома — шейки бедра и лонной кости левой нижней конечности.

Я просила: «Сделайте мне, пожалуйста, операцию!». На что главный врач ответил: «Нога ваша полиомиелитная, остеопорозная, косточка детская, сахарная. Если мы туда поставим металл, то он разрушит остатки вашей хилой кости, и вы никогда не будете ходить — дорога вам только на коляску».

После такого заключения мне выписали коляску с электроприводом.

Когда врачебный консилиум удалился, вынеся мне безнадежный вердикт, то я поняла, что жизнь для меня закончилась: ходить не буду, работать не смогу. Это меня убило окончательно. Честно скажу, порой доходило до глубокого отчаяния. Весь мой оптимизм и сила воли, благодаря которым я существовала, рассыпался.

На второй день сообщила на кафедру о своем несчастье. Отслужив в университете полсотни лет, была убита равнодушием и бессердечностью коллег. Ко мне не надо было приезжать, но хотя бы позвонить, поддержать морально в столь трудный период моей жизни! Таким равнодушным отношением была расстроена больше, чем своими переломами. Удивлялась не только я, но врачи, медсестры и другие больные, посещавшие меня. Заведующий кафедрой позвонил мне только через полгода, 7 августа, в день моего рождения, думая, что я уже дома.

Единственный человек помог мне — Виктор Антонович Садовничий, которому я в отчаянии написала письмо. Ему я безмерно благодарна за поддержку. После выписки получила материальную помощь.

В течение шести месяцев, совершенно беспомощная, была прикована к постели. С 8 до 20 часов у меня были сиделки, которым приходилось платить каждый день полторы тысячи рублей.

Реабилитация шла очень медленно, хотя врачи прилагали усилия, чтобы мне помочь. Как я радовалась, когда мне разрешили сесть на коляску, поехать в столовую и на реабилитационные процедуры. Прямо на кровати мне сняли слепок и начали изготовлять ортез, конструкция которого должна была предохранять мои переломы.

Когда мне разрешили подняться с подстраховкой врачей, с помощью ортеза и костылей, сделать несколько шагов по палате — моему счастью не было предела! Я удивила не только себя, но и докторов. В их практике не было случая, чтобы такая нога срослась без операции, и я смогла ходить. Они сказали, что меня можно записать в Книгу рекордов Гиннеса. Честно признаюсь, поднялась благодаря тому, что усердно молилась, ко мне приходили священники, хотя в молодости была атеисткой.

Я бесконечно благодарна врачам клиники. Прежде всего, хотелось отметить заслуженного врача РСФСР, члена-корреспондента Академии медико-технических наук Бориса Григорьевича Спивака, дружба с которым меня связывает с 1948 года, когда я была взята на учет. Почти каждый день с утра он заходил в палату, чтобы подбодрить меня. Он оказался как бы пророком — на 8 марта принес цветы и открытку с надписью: «Одно имя Надежда обязывает тебя верить в то, что ты должна подняться и будешь ходить».

Но об этом я даже и не мечтала.

Заведующий отделением травматологии и ортезирования, кандидат медицинских наук Валентин Федорович Моржов использовал весь свой опыт и творческий потенциал, чтобы поднять меня, поставить на ноги и вернуть к жизни.

Особая признательность и благодарность — Генеральному директору Отдела ортезирования ООО «Отто Бокк — Ортопедическая техника» Тиграну Витяевичу Гарибяну за поддержку, теплое, сердечное, милосердное отношение, за квалифицированную помощь в критический момент моей жизни. Начиная со слепка и кончая бесконечными примерками прямо на кровати: мастера приезжали, не считаясь с расстояниями, которые приходилось преодолевать, оставляя свою работу. В итоге им удалось изготовить ортез, с помощью которого я понемногу начала ходить сначала с ходунками, потом с костылями, а затем с палочкой. В больнице пролежала с 18 февраля по 20 декабря 2014 года.

Первый выход в университет, по которому безумно соскучилась, совершила, приехав 6 мая 2015 года на торжественный митинг, посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Перед этим, 24 апреля, в ЮЗАО мне вручили памятную медаль «Дети Великой Отечественной войны 1941–1945» и памятный знак.

Все, с кем я встретилась в университете, удивлялись, куда я пропала. Никто и не знал, что почти год я провела в больнице, даже декан и его заместители.

После митинга и возложения цветов к Вечному огню, отошла в сторонку. В этот момент меня увидел Виктор Антонович, позвал своего фотографа, чтобы он запечатлел нас на фоне цветущей сакуры. Меня переполняло чувство радости и гордости, во-первых, от того, что сам ректор обратил на меня внимание, во-вторых, что нахожусь среди любимых коллег, ставших мне такими родными и близкими…

В 2016 году вышел сборник «Поэтические зарисовки» — первое мое автобиографичное стихотворение посвящено «Детям Великой Отечественной войны».

Каждый раз при посещении родного университета у меня поднимается настроение, отступает тоска, ведь полжизни было отдано альма-матер. Но, когда в прошлом году был мой 80-летний юбилей и 50 лет служения в МГУ, меня никто не поздравил с этими славными датами…

У меня убедительная просьба к руководству, представителям общественных организаций, коллегам, молодежи, всем «людям Московского университета»: не забывайте ветеранов, чтобы они не чувствовали себя одинокими, отчужденными от родного университета, тем более, что существует Совет ветеранов МГУ.

Надежда ДМИТРИЕВА