Начало В последнем номере ПАНДЕМИЯ: ПОРА ВЗГЛЯНУТЬ ЗА ГОРИЗОНТ
ПАНДЕМИЯ: ПОРА ВЗГЛЯНУТЬ ЗА ГОРИЗОНТ | Печать |

Разразившаяся пандемия коронавируса породила не только срочные меры защиты от нависшей угрозы, но и необходимость публично обсуждать ее возможные последствия. Именно поэтому 30 апреля очередное заседание комитета по биоэтике при Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, посвященное этическим и психологическим аспектам пандемии коронавирусной инфекции, прошло не в «высоких кабинетах», а на площадке ТАСС в онлайн-формате. Следить за дискуссией в сети Интернет мог любой желающий.

В разговоре приняли участие ведущие российские ученые и медики: академик РАН, ведущий пульмонолог России Александр Чучалин; дипломат, ответственный секретарь Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Григорий Орджоникидзе; президент Российской академии образования, президент Российского психологического общества Юрий Зинченко; директор Института психологии РАН, академик Дмитрий Ушаков; директор Института исследований проблем психического здоровья Владимир Менделевич; заведующий лабораторией социальной и экономической психологии Института психологии РАН Тимофей Нестик. Модератором дискуссии выступил первый заместитель генерального директора ТАСС Михаил Гусман.

Как жить в меняющемся мире?

«Мы встретились по важной теме. Сегодня пандемия в самом разгаре, но уже следует взглянуть за ее горизонт, — обратился Михаил Гусман к собеседникам. — Мир меняется. Мы должны обсудить, как именно он меняется. Важно понять этические и психологические аспекты того мира, в котором мы будем жить».

Начиная разговор, Григорий Орджоникидзе напомнил, что вопросами биоэтики сейчас заняты ученые всего мира. «Заместителем председателя межправительственного комитета ЮНЕСКО по биоэтике является наш академик Александр Григорьевич Чучалин. По его инициативе начато создание библиотеки по вопросам биоэтики, так как этот вопрос мало затронут современным книгоизданием. В ее рамках уже выпущено два тома. Еще один из важных вопросов — разработка принципов и рекомендаций в этой сфере».

Взяв слово, Александр Чучалин подчеркнул: этические вызовы XXI века — одна из самых актуальных на сегодня тем. Он перечислил основные ее аспекты, среди которых — этика искусственного интеллекта, репродуктивное здоровье человека и редактирование генома человека, новые технологии в образовательной деятельности и активный поиск сильных интеллектов. «Однако сейчас мы обсуждаем то, что не прогнозировалось,— признал академик РАН. — Мы расплачиваемся за свою беспечность. Первый звонок был еще в 2002-2003 году, когда на юге Китая возникла вспышка коронавируса. Второй сигнал был в 2012 году, когда была локальная вспышка в странах Саудовской Аравии. Мы слишком мало внимания уделяем человеку и тому, что происходит в окружающей среде. Хотя еще Владимир Иванович Вернадский писал о том, что человек резко меняет окружающую среду и отмечал, что эволюционно он не приспособлен к тем изменениям, которые произошли».

Описывая последствия пандемии, Чучалин сделал неожиданный прогноз: «После эпидемии общество будет особенно чувствительно. Мы можем повторить историю, которая происходила перед распадом СССР. Экстрасенсы могут, воспользовавшись ситуацией, завладеть обществом. Цель нашего заседания — помочь врачебному обществу и пациентам, чтобы не открылись двери для целителей и экстрасенсов».

И в этом выводе он не одинок. Опираясь на данные последних исследований Института психологии РАН, Тимофей Нестик утверждает: «Мы вошли в пандемию в условиях растущего социального пессимизма и недоверия к социальным институтам. В условиях пандемии в первую очередь оказывается под ударом доверие к власти и к СМИ. Важно как можно скорее представить план перезапуска экономики, дать информацию людям, на основе которой они могли бы планировать свое будущее».

Психолог отметил, что, помимо страха заражения, есть еще три фактора, способствующих соблюдению карантинных мер. Это доверие к власти, медицине и СМИ; убеждение в том, что мы способны защитить от заражения себя и близких; сострадание в отношении заболевших, врачей и других уязвимых категорий людей. «Именно сострадание повышает нашу способность использовать стратегии самообладания и позволяет нам заглядывать в будущее, заботясь о себе и других».

А вот директор Института исследований проблем психического здоровья Владимир Менделевич удивил собравшихся, заявив: «В условиях пандемии мы не отмечаем обострения состояния пациентов с психическими расстройствами. Ни в одной стране мира нет психической эпидемии». Однако и он призывает не расслабляться: «Мы знаем, что ждет человечество после пандемии. Это будет появление психических расстройств, возникающих обычно после победы».

Работа по решению этих проблем уже ведется. Как отметил Юрий Зинченко, «Российское психологическое общество распространяет свои рекомендации, которые выработали отечественные психологи, а также адаптирует зарубежные разработки. На сайте Российского психологического общества рпо.рф каждый может ознакомиться с нашими рекомендациями для населения».

На переднем крае

Несмотря на высокие должности и звания, некоторые члены комитета лично участвовали в лечении больных коронавирусной инфекцией. Своими впечатлениями об этом поделился Александр Чучалин, пульмонолог по специальности. Они оказались, мягко говоря, не радужными.

«Сегодня врач входит в палату к человеку, как какой-то монстр. Пациент не видит моего лица, мой голос изменен респиратором. Не удивительно, что первый его вопрос звучал так: «Доктор, я умру?» После этого я попросил подключить к работе с пациентами клинических психологов и сделать врачам бейджи, на которых были бы фото нормальных улыбающихся лиц».

Чучалин напомнил, что, несмотря на все меры защиты, почти 10 % россиян, умерших от коронавируса, составляют медики. «За всю мою 60-летнюю деятельность я такого напряженного труда не видел. Это предельно самоотверженный труд. Адекватная психологическая поддержка нужна не только пациентам, но и врачам, медицинским сестрам, техническому персоналу, а это очень большая группа работников», — подчеркнул он.

С этим согласен и Юрий Зинченко: «Те условия, в которых работают врачи, героические. Это — подвиг каждый день и большое стрессовое переживание. Тут никаких слов не хватит. Физическая и профессиональная нагрузка врача должна компенсироваться психологической помощью. Заболевание — смертельно-опасное, и уход пациентов из жизни — это большое переживание для врачей. Особенно высоки переживания у тех, кто работает в перепрофилированной клинике. Важно, чтобы врачи эмоционально не выгорали, потому что только в стабильном состоянии они могут оказать помощь больному.

Сейчас большая востребованность по всему миру не только в медиках, но и в психологах, которые помогают населению справляться с последствиями стресса, — продолжил президент Российского психологического общества. — Наблюдаются проблемы с нарушением традиционного уклада жизни. Увеличивается число домашнего насилия, возрастает агрессия. Для психологов это большой вызов. Плюс к этому, традиционный формат оказания психологической помощи — лицом к лицу, на очном приеме — сейчас часто невозможен. Приходится использовать различные технические средства».

Вызовы и ответы

Озвучивая опасения рядовых граждан, Михаил Гусман предположил, что самые большие сложности начнутся после снятия карантина. Наивно думать, что сразу всё будет «так, как было». Он призвал врачей и психологов «готовить людей к новой реальности».

Этот вызов принял директор Института психологии РАН Дмитрий Ушаков. Он напомнил идею английского философа ХХ века Артура Тойнби о том, что все великие цивилизации Земли родились на почве проблем, вызовов, которые требовали ответа. «Часто после пандемии люди становятся сильнее. В Европе в 14 веке после чумы люди жили дольше, и инновации пошли быстрее. После испанки в Америке штаты, где умерло больше людей, показали больший экономический рост. Пандемия — некий вариант вызова, ответ на который может делать нас сильнее. Пандемия — момент истины, который позволяет посмотреть, например, на то, как система здравоохранения, наука, психология отвечает на эти вызовы».

Когда мы проходим через такие испытания, мы отсеиваем ложное, — продолжил Ушаков. — Нам надо обратить внимание на изречение древних: «Через тернии к звездам». Надо понимать, что мы идем сейчас через тернии, мы должны помнить, что победа будет за нами, мы должны быть благодарны врачам».

Юрий Зинченко тоже перечислил ряд «вызовов», которые выявила пандемия. Среди них — «недостаточное нормативное регулирование психологической помощи. Порой под видом психологической на человека оказывается околонаучное, парапсихологическое воздействие».

Негативным фактором стала и «насильная цифровизация жизни». Она «сказывается на психическом, в первую очередь, эмоциональном состоянии людей. У населения наблюдается высокий уровень тревожности, которая приводит к страхам. Страх выводит на паническое поведение, которое мы не можем контролировать». А Тимофей Нестик уточнил, что «форсированный переход к цифровой экономике вызывает рост технофобий».

Президент Российской академии образования, Юрий Зинченко обратил внимание и на подрастающее поколение. «Идет деформация традиционных форм взросления подростка в условиях цифровизации. Гаджет никогда не сможет заменить живого общения с родителями, учителями, и того здорового климата, который возникает в любом коллективе. Стоят вопросы цифровой морали и этики. Как выстроить правильно цифровое общество? Кроме того, пандемия, рано или поздно, закончится, и надо уже сегодня предпринять усилия, чтобы после снятия ограничений никто не «завис», не остался в цифровой зоне».

Ведущие ученые сошлись в одном: с этой болезнью изменилось лицо мировой медицины. Переживая пандемию, мы увидели то, чего раньше не знали, получили новые знания. Теперь наше будущее зависит от уровня доверия к друг другу, и государству, от скоординированности действий по выходу из кризиса.

Владимир Менделевич отметил интересный факт: «Недоверие общества к официальной информации вызвало парадокс. Люди считают, что правду от нас скрывают, и последствия пандемии более тяжелые, но при этом требования карантина избыточны».

За дискуссией следила Екатерина ЗОТОВА