Начало Статьи Россия и страны ЕС: ПРАВА И БЛАГОПОЛУЧИЕ ИНВАЛИДОВ
Россия и страны ЕС: ПРАВА И БЛАГОПОЛУЧИЕ ИНВАЛИДОВ | Печать |

12 апреля в Москве в Музее современного искусства «Гараж» состоялась международная конференция «Права и благополучие людей с инвалидностью в России и странах ЕС». Конференция была организована представительством Европейского союза в России в партнерстве с музеем «Гараж» в рамках проекта «Общественная дипломатия. ЕС и Россия», призванного способствовать взаимопониманию между гражданами России и стран ЕС по ряду двусторонних и глобальных вопросов, а также укреплять связи между Россией и ЕС.

На конференцию собрались российские и европейские правозащитники, эксперты по вопросам инвалидности, юристы, волонтеры, представители некоммерческих организаций, работающих со взрослыми людьми с инвалидностью. В ходе конференции речь шла о деинституционализации взрослых людей с инвалидностью, об их карьерных перспективах, а также об их праве на любовь и романтические отношения.

Ведущая церемонии открытия, руководитель проекта «Общественная дипломатия. ЕС и Россия» (Москва) Забине Фишер выразила надежду, что конференция даст возможность участникам из России и других стран обмениваться своими идеями. «Это поможет лучше нам понять ситуацию как в своей стране, так и у других».

Бедность, любовь, карьера...

В своем вступительном слове заместитель главы представительства ЕС в России Алешка Симкич отметила, что одна из ключевых мыслей, которая двигает Евросоюз по пути защиты прав инвалидов, — то, что современная политика не уделяет им должного внимания.

Алешка Симкич обнародовала неутешительные данные:

«Около 70 млн человек в ЕС живут с инвалидностью, в России их — 13 млн человек. 80 процентов людей с инвалидностью во всем мире находятся за чертой бедности. 44 процента россиян, имеющих инвалидность, испытывают серьезные экономические трудности. И в России, и в Европе очень сложно сделать так, чтобы эта пропасть сокращалась.

Государство, в той или иной степени, заботится о детях-инвалидах, но когда им исполняется 18 лет, такие люди уже не могут рассчитывать на серьезную поддержку. По моему мнению, задача государства — обеспечить инвалидов образованием, трудоустроить их, организовать социальную защиту и предоставить высокий уровень медицинских услуг. Необходимы законодательные шаги, которые исключат дискриминацию инвалидов в специализированных учреждениях».

Алешка Симкич сообщила, что, несмотря на ухудшение политической обстановки, страны ЕС продолжают указывать финансовую поддержку российским НКО, помогающим инвалидам реализовать свои права. В нынешнем году на эти цели будет израсходовано порядка 8 миллионов долларов.

Главный специалист по профреабилитации и занятости инвалидов Федерального научного центра имени Альбрехта Владимир Чукардин признался, что, готовясь к конференции, просмотрел статистику, и некоторые факты его поразили. Например, число студентов-инвалидов в средних профессиональных учебных заведениях в 2008–2010 годах было в два раза меньше, чем сейчас. В высшем образовании этот показатель вырос на 30 процентов. Сотрудники центра Альбрехта, сторонники инклюзивного обучения, уверены, что инвалиды должны учиться вместе со здоровыми ребятами.

Как подчеркнула директор Центра лечебной педагогики Анна Битова, ключевым событием для России в сфере реализации прав инвалидов стала ратификация Конвенции ООН о правах инвалидов. «Международные нормы — главная опора в нашей работе с представителями министерств и журналистами. В некоторых регионах РФ положение, что дети-инвалиды должны жить в семьях, до сих пор остается лишь пунктом из нормативного акта. Во многих интернатах нашей страны дети даже не могут выйти поиграть на улицу. Еще в 2015 году дети-инвалиды вообще не получали образования, кроме разве что «домашнего» — от сотрудников интерната. Сейчас мы говорим о 90-процентном охвате интернатов школьным обучением. Да, это 16–17-летние ребята, которые сейчас пошли в первый класс, но это все равно очень важно».

Анна Битова подчеркнула, что изданное в начале апреля поручение вице-премьера Татьяны Голиковой министерствам РФ по вопросу реформирования системы психоневрологических интернатов может изменить в них ситуацию, по крайней мере, сделать ее «терпимой» в плане соблюдения прав человека.

Поясняя, что имеется в виду, Анна Битова рассказала, что в ряде ПНИ в комнатах нет дверей и занавесок на окнах, а в туалетах — индивидуальных кабинок. В то же время, она отметила и резкую негативную реакцию общества на эти планы. «Журналисты написали, что правительство хочет выпустить всех психов на улицу, хотя ничего подобного не было сказано».

В свою очередь, художник, организатор фестиваля «Женщины. Инвалидность. Феминизм» Алена Левина считает, что, говоря о правах и свободах инвалидов, большинство людей представляет себе мужчину с инвалидностью. Между тем, по ее мнению, «женщины с инвалидностью подвержены трем дискриминациям: они бедны, их подвергают дискриминации как женщин и как инвалидов». «Среди нас есть лесбиянки с инвалидностью, женщины с инвалидностью, которые не хотят иметь детей. Все мы не можем найти свое место в мире, потому что нет сообщества, которое бы приняло нас. Поэтому мы решили объединиться и провести свой фестиваль», — заявила она.

В рамках конференции также состоялись круглый стол «Деинституционализация: политика, законодательство и практики в России и ЕС» и открытая дискуссия «Право на любовь — секс и инвалидность».

Деинституционализация — что это такое?

Если говорить по-простому, то деинституционализация — это процесс постепенного расселения воспитанников детских приютов по семьям или в групповые квартиры, помощь детям с функциональными нарушениями и их родителям, а также предоставление людям с психическими отклонениями возможности жить и развиваться в условиях, максимально близких к семейным.

Ведущая круглого стола, известный журналист и общественный деятель на коляске Евгения Воскобойникова, разъяснила, что понятие «деинституционализация» означает отказ от практики создания для людей с инвалидностью специальных «институций»: домов для престарелых, психоневрологических интернатов и т.п. и создание условий для их сопровождаемого проживания.

Юрист правовой службы Центра лечебной педагогики Павел Кантор пояснил, что процесс деинституционализации в первую очередь затрагивает интересы людей с особенностями развития. Сегодня в России около 170 тысяч из них проживает в ПНИ — большинство юридически являются недееспособными. Они не имеют права совершать сделки и распоряжаться собственным имуществом, работать, вступать в брак. Их опекуном является администрация интерната, в котором они живут.

Для решения этой проблемы Госдума рассматривает закон о распределенной опеке. Он допустит независимых опекунов в психоневрологические интернаты, чтобы они могли наблюдать за условиями жизни и личностным ростом инвалида.

«Вторая сторона законопроекта, — отметил Павел Кантор, — мы защитим уже взрослых людей с ментальными нарушениями, чьи родители не могут за ними ухаживать в силу возраста. Планируется создать систему сопровождаемого проживания, когда инвалиды находятся не в интернате, а дома, но под присмотром специалистов».

Модель сопровождаемого проживания предполагает, что в частном доме или в квартире живут от четырех до восьми людей с ограниченными возможностями. За ними присматривают социальные работники, из расчета один сотрудник на двух человек.

Однако Павел Кантор признает и сложности этого пути в российских условиях: «Когда интернаты находятся в деревнях и селах и являются единственным местом работы, этот шаг может породить большую проблему», — отметил он.

Участники обсуждения из стран Западной Европы видят альтернативу интернатам и сопровождаемому проживанию в развитии службы персональных ассистентов инвалида. Эта модель уже несколько лет успешно работает в Швеции, Бельгии и других странах Европы.

Заместитель председателя АРДИ «Свет» Юрий Кац напомнил о российском опыте решения проблемы: в некоторых регионах приняты законы о выплате вознаграждения опекунам недееспособного человека, не являющимся родителями. Сегодня во Владимирской области уже более 150 семей взяли под опеку взрослых людей с ментальной инвалидностью.

«Мечтают быть счастливыми»

Дискуссию «Право на любовь — секс и инвалидность» вела журналистка, активистка, руководитель Инклюзивной программы Политехнического музея Вера Шенгелия. Дискуссия открылась показом короткометражного документального фильма «Немного нежных слов» (Франция, 2013). Герои фильма — люди с особенностями интеллектуального развития — размышляют о любви, отношениях и возможности быть счастливыми. Ничего предосудительного в их наивных и светлых мечтах и представлениях о личной жизни нет.

Затем эксперты обсудили то, как реализуется право людей с инвалидностью на взаимоотношения и сексуальные отношения в ЕС и в России. Оказалось, что не только у нас, но и в странах Западной Европы люди с тяжелыми формами инвалидности сталкиваются с мнением, что «секс — это не для них».

Научный сотрудник Европейского университета в Санкт-Петербурге Анна Клепикова обратила внимание собравшихся на то, что в России детей с тяжелыми умственными и физическими нарушениями даже не учат обозначать и защищать личные границы. Поэтому, вырастая, они нередко не могут отличить добровольный сексуальный контакт от принудительного. В этой связи Вера Шенгелия напомнила об относительно недавнем случае в США, где активистка, профессор этики была осуждена на 17 лет тюрьмы за то, что вступила в интимную связь с тяжелым инвалидом с умственной отсталостью и хотела выйти за него замуж. В суд подали родители молодого человека, которые заявили, что сын был изнасилован, а сам он не мог членораздельно выразить своего мнения.

В ответ эксперт Европейской сети независимой жизни Анна Штенхаммар Халлгрен (Швеция) отметила, что в ее стране даже в спецшколах детей учат понимать свое тело и говорить «нет» в ответ на предложения, которые им не нравятся. А член исполнительного комитета European Disability Forum Надя Хадад (Бельгия) добавила, что такая ситуация пока еще есть далеко не везде.

Разумеется, эта дискуссия, как и многие подобные ей, не могла, да и не должна была расставить все точки над «i». Однако любое публичное обсуждение сложных вопросов — это еще один маленький шаг навстречу тому, что общество изменит свое мнение относительно прав и возможностей людей с инвалидностью.

Иван СОЛНЦЕВ