Начало Статьи ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: мы — в начале пути...
ИНКЛЮЗИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: мы — в начале пути... | Печать |

11-13 февраля состоялась встреча Национальной коалиции «За образование для всех!», координатором которой с 2005 года выступает РООИ «Перспектива». За эти годы ее участники осуществили более 600 проектов, продвигая инклюзивное образование по всей стране.

На встречу приехали 24 участника Коалиции из 15 регионов России — руководители общественных организаций, представители родительских сообществ и эксперты. Они собрались, чтобы обсудить актуальные вопросы и проблемы инклюзивного образования и донести их до представителей власти.

Образование — для всех!

Главная цель Коалиции — продвигать на федеральном, региональном и местном уровне развитие инклюзивного образования во всех образовательных учреждениях России. Коалиция проводит общественную кампанию «Дети должны учиться вместе!» и транслирует успешный опыт реализации права детей с инвалидностью обучаться по месту жительства вместе со своими сверстниками без инвалидности.

Как отметила председатель РООИ «Перспектива» Денис Роза, «инклюзивное образование необходимо всем: детям с инвалидностью и без. Каждый ребенок должен быть включен в общество. Общественные организации и представители образовательных учреждений и федеральной власти — только сообща мы можем прийти к реальным решениям на пути
к качественному инклюзивному образованию».

 

Высокую оценку деятельности Коалиции дал директор Института коррекционной педагогики Российской академии образования (РАО) Николай Малофеев. «За 14 лет существования Коалиции накоплен блестящий опыт и каждая такая встреча — на вес золота. Каждый из присутствующих может рассказать, как решаются проблемы на местах — для кого-то задача уже решена, а у кого-то подобный вопрос еще открыт. У «Перспективы» великолепная специфика — весь позитивный опыт моментально распространяется по регионам. Благодаря этому система инклюзивного образования в России работает по армейскому принципу: все движутся единым фронтом».

В первый день съезда участники делились своими успехами и проблемами. Были выявлены тенденции, актуальные для всех регионов. Второй день был посвящен стратегическому планированию: общим голосованием решили, в первую очередь, донести до чиновников проблемы, связанные с качеством образования и подготовки специалистов.

Этот вопрос стал одним из ключевых на круглом столе «Актуальные вопросы развития инклюзивного образования. Опыт Москвы и регионов». В обсуждении приняли участие представители Министерства просвещения РФ и Министерства образования и науки, директор Института проблем инклюзивного образования Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) Светлана Алехина, директор Института коррекционной педагогики РАО Николай Малофеев, сопредседатель Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ Елена Клочко и председатель Регионального отделения Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ) Московской области Наталья Авилочева.

 

Слово — экспертам

Многие участники съезда давно и успешно налаживают инклюзивное образование в своих регионах.

Председатель правления РООИ «Искра Надежды» Татьяна Поветкина (Воронеж) рассказала о практике обучения детей с умственной отсталостью и аутизмом в ресурсных классах и группах образовательных школ. Сейчас в этом участвуют около 500 школьников и дошкольников области. По запросу организации педагоги разработали особые методики обучения. Широко используются тьюторы (репетиторы — русск.яз.) — их в этой организации ежегодно готовят 40–60 человек из числа людей
с высшим педагогические образованием. Как подчеркнула докладчик, квалифицированным тьютором даже такой специалист становится только после года работы под руководством супервизора — наставника, имеющего высокую квалификацию в работе с детьми.

Успешно идет работа и в Нижнем Новгороде. Как сообщила Людмила Веко, руководитель Нижегородской региональной общественной организации поддержки детей и молодежи «Верас», в городе с 2012 года работает Центр лечебной педагогики. Сначала взаимодействовали с коррекционными школами. Были налажены программы сопровождения детей со множественными нарушениями. Затем подключили детские сады. Сегодня одна из основных проблем — финансирование расширяющегося проекта. Пока нижегородцам не удается добиться введения в городе подушевого финансирования обучения детей. А средств благотворителей, среди которых — известный фонд Натальи Водяновой «Обнаженные сердца», не хватает, чтобы охватить всех нуждающихся.

Татьяна Поветкина поддержала коллегу. Она поставила вопрос о том, что при обучении детей с одинаковым диагнозом коэффициент финансирования класса в коррекционной и общеобразовательной школах сильно различается. «Это же одни и те же дети, одни и те же программы! Они должны реализовываться одинаково эффективно!» — воскликнула она.

Председатель Совета ВОРДИ Елена Клочко познакомила собравшихся с итогами опроса родителей детей с инвалидностью, касающегося вопросов образования. В опросе приняли участие 1197 родителей из 67 регионов России. Большинство родителей указало, что их ребенок имеет несколько нарушений развития. Наиболее часты нарушения эмоционально-волевой сферы (49,2%), речевые (38,6%), интеллектуальные (34,7%), а также нарушения опорно-двигательного аппарата (26%). Более четверти этих детей (26,8%) не обучается нигде. Еще около 22% официально или фактически обучается на дому, хотя, по данным Министерства здравоохранения, такую рекомендацию имеет не более 5% детей
с ограничениями по здоровью.

По словам Елены Клочко, данные опроса были переданы в Министерство просвещения. Там подтвердили, что видят эти проблемы. Во все регионы было направлено письмо с рекомендацией встретиться с активистами родительских организаций и обсудить проблемы.

Однако этими проблемами список барьеров, тормозящих развитие инклюзии в России, далеко не исчерпывается. По словам председателя правления Карельской региональной общественной организации «Служба социальной реабилитации и поддержки «Возрождение» Галины Григорьевой, более чем в 70% школ нет специальных образовательных условий для детей с особенностями развития, им не предоставляется гарантированное количество часов обучения на дому.
В основе рекомендаций психолого-медико-педагогических комиссий (ПМПК) лежат не потребности ребенка с особыми образовательными потребностями, а заключение врача.

 

В диалоге с властью

Участники Коалиции прекрасно понимают, что решить эти вопросы без диалога с властями всех уровней не получится. Но обсуждение на круглом столе выявило примечательную деталь: представители государственных учреждений, призванных обеспечивать внедрение инклюзии в России, тоже не в восторге от сложившейся ситуации.

Как отметила директор Института проблем инклюзивного образования МГППУ Светлана Алехина, «реалии развития инклюзивного образования в России связаны, прежде всего, с региональным опытом. С момента его законодательного закрепления прошло шесть лет. Мы прекрасно понимаем, что этого очень мало, чтобы говорить об эволюции этого процесса как системного процесса, тем более что мы живем в очень большой стране. При этом нельзя забывать, что инклюзивное образование людей с особыми образовательными потребностями — это приоритетное направление в образовательной политике государства. Оно рождает ту вариативность, которая должна обеспечить и качество, и доступность».

По словам руководителя профильного института, «анализ выявил несколько тормозов этого процесса. Два наиболее сильных из них — это табуированность темы и нозологический подход. Мы слишком мало говорим об инклюзивном образовании, о том, какова философия включающего общества. У нас много дебатов о противоречиях законов, конфликтах систем, неготовности профессионалов. Но, как мне думается, все это — следствия того, что мы перестали обсуждать саму идею».

Один из ярких примеров выхолащивания идеи, который привела Светлана Алехина, — появившаяся в среде педагогов, работающих в сфере инклюзии, манера характеризовать ученика номером программы, по которой он обучается: ребенок 7-1, 8-2... «Это формирует наше мышление и определяет наше профессиональное поведение», — предупредила она.

Говоря о втором тормозе, Алехина отметила, что для движения в сторону инклюзии нужно отходить от медицинского подхода к определению ограничений по здоровью. «Думаю, будет очень много споров и проблем, когда мы все-таки примем решение об изменении нашей ключевой категории на особые образовательные потребности. Но если мы этого не сделаем, то окажемся в серьезном тупике».

Кроме того, она признала, что децентрализация власти в стране привела к тому, что мы потеряли единые формулы финансирования образования.
«85 частей не могут выстроить единую государственную политику в сфере обеспечения прав детей с особыми потребностями. Сегодня эта история катастрофическая с точки зрения экономики вопроса».

Выступление Светланы Алехиной вызвало новую волну вопросов. В одном из них была поднята тема законодательного обоснования работы психолого-медико-педагогических комиссий. «Если мы не наладим работу маленьких ПМПК, внутри школ, мы никогда не решим проблему индивидуальных особенностей ребенка», — убеждена она. И тут же назвала тех, кто мешает принятию таких решений. Это — лица, несущие правовую ответственность за качество предоставления образовательных услуг, начиная с директора школы и кончая чиновниками федерального уровня.

Людмила Самохвалова из Томска подняла вопрос о том, что при мониторинге органами образования ученики, которые обучаются по индивидуальными образовательным программам, «тянут» школу вниз, так как объективно не соответствуют общим критериям. Из-за этого школа отстает в рейтинге и, следовательно, недополучает финансирования.

«Это — вопрос к структуре и параметрам самого рейтинга,— отметила Светлана Алехина. — Если мы действительно двигаемся к инклюзии, нужно пересматривать, в том числе, и некоторые инструменты оценки деятельности образовательной организации. Думаю, что при такой оценке в фокусе должны быть не дети, а образовательная организация, которая строит свою работу в соответствии с определенными целями».

К сожалению, не все представители властных структур были так же открыты к диалогу. Хотя молодой советник Департамента государственной политики
в сфере высшего образования Минобрнауки Ольга Серебрянникова отметила, что сама имеет опыт «обучения и работы в университете в инклюзивных группах», особой глубины в ее выступлении не было. К примеру, она отметила, что количество студентов, требующих создания особых образовательных условий, «не тех, кто вливается в общую массу», в вузах невелико. «Но мы настроены повысить доступность и популяризировать высшее образование среди молодых людей с инвалидностью», — заверила она.

Дело, однако, не в том, сколько людей с нарушениями зрения, слуха, речи или опорно-двигательного аппарата поступает в вуз, а в том, что каждый из них должен получить качественное образование. Как показывает практика, сделать это порой крайне сложно.

Одним из действенных рычагов изменения ситуации докладчик считает создание и размещение на портале инклюзивное образование.рф «историй успеха» людей с инвалидностью, которые получили высшее образование. На том же портале размещено и много другой информации, которая помогает выпускникам школ сориентироваться в сфере высшего образования.

Комментарии, как говорится, излишни…

Екатерина ЗОТОВА