Начало Страницы истории «Грибоедов и свита его сделались жертвою убийц»
«Грибоедов и свита его сделались жертвою убийц» | Печать |

1819 год

1 марта

Об экспедиции к Северному полюсу

Северные стороны земли нашей составляют ныне главный предмет исследования знаменитейших мореплавательных народов. Хотя предприятие англичан отыскать северо-западный или северо-восточный проезд и дойти до Северного полюса и не имело успеха, сия неудача не удерживает американцев отважиться на новое покушение.

В Северных Европейских государствах, в Дании и в России, также обращают особое внимание на сей важный предмет. Между тем, Профессор Ганштейн в Христиании сделал открытие по части теории не менее важное для кораблеплавания и землеописания. С 1807 года исключительно посвятил он ученые свои занятия магнетизму земного шара. Он открыл, что сей последний имеет четыре магнитные полюса и две такие же оси, составляющие с земною осью углы в 28 и 30 градусов.

Северный полюс одной из этих осей лежит к северу от Гудзонова пролива, а Южный — в Индийском море под новою Голландией. Северный полюс второй лежит к северу от Сибири близ Новой Земли, а противоположный оному в Южном море, к западу от Терры дель-Фуэго.

Сии магнитные оси ежегодно переменяют свое положение и причиняют неправильность магнитных стрелок. Весьма вероятно, что такие же оси проходят по Млечному пути через всюсистему мира.

 

Анекдот

Один француз, находящийся в Лондоне, встретил недавно английского солдата, имевшего в петлице медаль за Ватерлоокское сражение.

«Как? — насмешливо спросил первый, — неужели ваше правительство награждает воинские подвиги такой безделкой, которая не стоит 3-х франков?».

«Правда, — отвечал солдат, — медаль моя конечно стоит Английскому правительству не более трех франков; зато французам она стоит Наполеона».

 

4 апреля

Внутренние известия

Приятно слышать от чужестранцев лестные отзывы о соотечественниках наших; отзывы, сопровождаемые усерднейшими и единогласными изъявлениями их признательности. В наше время, когда тысячи Русских воинов оставили по себе в чужих краях не следы опустошения и жестокости, как часто делали их просвещенные неприятели, а одни только благословения и приятнейшие воспоминания.

Подобный отзыв, конечно, не есть уже нечто редкое, но столь достославные опыты нелицемерной признательности, тем не менее, заслуживают всеобщее внимание и большую известность. Посему-то с особенным удовольствием сообщаем здесь письма французских чиновников города Авена к нашему Майору И.С. Карчевскому, бывшему там комендантом и получившим в знак признательности жителей золотую шпагу с надписью: «Город Авен навсегда признательный г-ну коменданту». Перевод письма получен нами из Шклова от г-на С.Н.:

«Авен 17 ноября 1818 г. Подпрефект Авенского округа и Кавалер Королевского ордена Почетного легиона, Военному Коменданту г. Авена Российского Императора Майору и Кавалеру Карчевскому. Никогда, г-н Комендант, жители сих мест не забудут Вашего к ним доброжелательства, строгой дисциплины и дружеского расположения, которыми отличались Российские войска во время занятия сего округа. Но, в особенности, никогда жители г. Авена не позабудут многократных опытов правосудия, кои Вы не переставали им оказывать. Чувствую неизъяснимое удовольствие свидетельствуя через сие и мою собственную признательность, тем более, что я по должности моей был очевидным свидетелем тех великодушных поступков, коими Вы навсегда оставили в сердцах наших неизгладимое впечатление истинной благородности».

 

1829 год

19 марта

Внутренние известия

Письмо из Тегерана уведомляет нас об ужасном событии, случившемся там 31 истекшего января между служителями нашего министра Грибоедова и некоторыми людьми из простого народа.

Во время ссоры собралось у дома министра несколько праздношатающихся, которые приняли в оной участие. Из числа последних вскоре убито было несколько человек. И в одно мгновение сбежалась с базара несметная толпа народа, дабы отомстить за своих сородичей, взломала ворота посольского дома. Взобралась на стены, невзирая на сопротивление наших казаков и персидской стражи, потерявшей при сем случае четырех человек, и пробралась во внутренние покои, где неистовые предали мечу все, что им встретилось.

Вотще сам Шах, в сопровождении сына своего Селу-Султана, Генерал-губернатора Тегеранского, прибыл на место с сильным отрядом войска, дабы прекратить кровопролитие и рассеять мятежников. Но уже поздно: Грибоедов и свита его сделались жертвою убийц. Только первый секретарь миссии Мальцов и еще трое избавились от смерти.

Шах Аббас-Мирза, весь Двор погружены в уныние. Наследник персидского престола наложил траур на неделю. Желая с нетерпением дать нам удовлетворение, которого мы вправе требовать, он намерен отправить
к Графу Паскевичу-Эриванскому старшего сына своего с каймаканом для сообщения Главнокомандующему всех подробностей, которые сей последний потребует о сем ужасном событии.

27 марта

Тифлис, 17 марта. Сейчас получено известие о значительном поражении турок под Ахалцихом. Многочисленные турецкие войска до 20.000 простиравшиеся, осадили сию крепость. Мужественная защита гарнизона и значительные потери, понесенные турками, не уменьшили их отчаянной предприимчивости: они несколько раз лезли на штурм и, наконец, подвели две мины, готовясь подорвать крепостные стены и сделать решительный приступ, но подоспевший сикурс, посланный Главнокомандующим, заставил их поспешно снять осаду 4-го сего месяца на рассвете и отступить в беспорядке.

Генерал-Майор Князь Бебутов, пользуясь сим случаем, сделал вылазку и, несмотря на усталость людей, с 20 февраля почти бессменно находившихся на стенах, ибо весь гарнизон Ахалциха составляли только 8 рот Генерала Графа Паскевича-Эриванского и 1 рота Херсонских гренадерских полков, преследовал неприятеля несколько верст. Нанес ему значительную потерю и отбил 4 орудия, одну мортиру и два знамя, множество снарядов и много пленных, коих беспрестанно приводят из разных мест. Полковник Бурцов с отрядом своим, составляющим авнгард сикурса, вступил 4-го числа в Ахалцих.

 

1849 год

23 марта

Внутренние известия

Нынешняя чрезвычайно снежная зима не прошла в Нижнем Новгороде без особых происшествий. 20 февраля, часу в первом пополудни, огромная масса снега стала медленно спускаться
с горы, находящейся над Печерским монастырем. Через несколько секунд после этого произошел обвал снега на 35 саженей в длину и 25 в высоту.

Эта огромная масса снега, опустившись на дорогу, пролегающую между горою и каменной монастырской стеною, засыпала эту дорогу, перевалилась через стену и сорвала верхнюю часть стены длиною на 22 сажени. Обвал застал четырех человек на дороге, но они спаслись тем, что по мере спуска снежной массы, поднимались по ней, и потом были переброшены в монастырский сад.

Старожилы говорят, что в 1800 году был на этом месте такой же обвал; стена тогда устояла, но зато 20 ратников тогдашней милиции были погребены под снежною массою.

Местоположение Нижнего Новгорода обуславливает подобные явления. Еще в Нижегородском летописце читаем: «В Н.Новгороде уползе снег под Благовещением (т.е. под Благовещенским монастырем) и засыпа дворы с людьми и со скотом».

 

30 марта

Попечительство Демидовского Дома Призрения Трудящихся, имея в своем распоряжении в разных местах столицы столовые для снабжения бедных готовою горячей пищею, долгом поставляет донести до сведения публики, что Демидовский Дом Трудящихся, по примеру прежних лет, принимает и ныне приношения на приготовление и раздачу бедным пищи безвозмездно в наступающие празднественные дни Святой Пасхи.

Пища, состоящая из двух горячих кушаниев: щей или супа с говядиной и голяшками, каши с маслом и одного фунта ржаного хлеба, имеет быть раздаваема бедным во всех шести столовых ежедневно от 11-ти до 2-х часов пополудни.

Заказы от благотворителей принимаются во всякое время в конторе Дома Трудящихся (по Мойке против Новой Голландии) и во всех столовых, в коих находятся заведенные для этой цели шнуровые книги: в оные записывается фамилия заказавшего (или от неизвестного), означается количество заказанных порций. На каждую порцию вносится по три с половиной копейки сереб­ром.

В помянутых столовых выдаются билеты на прокормление
бедного в продолжение одного месяца с платою одного рубля сереб­ром.

 

1859 год

3 марта

Казань. В последнее время уже во многих городах России и не только губернских, но и уездных, открыты публичные библиотеки. В Казани давно уже существует так называемая «Губернская публичная библиотека»; но до сего времени библиотека эта, несмотря на имя публичной, оставалась для публики закрытою: никто не знал где она размещается и что в ней находится.

Нынешним летом начальник Губернии, ревизуя в первый раз городские присутственные места, обратил внимание на эту библиотеку, заключенную в одной из комнат общественного дома. Им поручено некоторым лицам подробно осмотреть ее, привести в порядок, и открыть согласно ее назначению для публики.

Надобно сказать впрочем, что средствами для чтения Казань очень небедна и превосходит в этом отношении многие губернские города. Не говоря уже о том, что весьма значительное число книг и журналов и русских и иностранных выписывается здесь частными лицами. В Казани давно существуют две очень полные библиотеки для чтения: Директора 1-й гимназии А. Сахарова и книгопродавца А. Мясникова.

Года три назад профессор Катаны положил начало такой библиотеке при депо Императорского Казанского Экономического общества. Первоначально это была только одна зала, заключавшая в себе только журналы. Теперь в ней есть уже и книги, некоторые произведения более замечательных современных писателей русских, романы и путешествия. Журналы и книги можно читать и здесь в зале Депо, а можно брать на дом.

 

Москва. На известном в Москве колокольном заводе почетного гражданина Самгина окончен на днях отливкою колокол, предназначенный для храма. сооруженного в память защитников Севастополя у Петровского кладбища, самого обширного из возникших во время осады на северной стороне города. На поверхности колокола, между орнаментов византийского стиля, из которых одним увенчивается верхняя часть колокола, а другой опоясывает его середину, помещена следующая надпись: «В царствование Императора Александра Второго Николаевича в церковь Святителя Николая, над могилой воинов, павших при Севастополе, и в вечную память стараниями Генерал-Адъютанта Князя Виктора Васильчикова, Контр-Адмирала Григория Бутакова и трудами архитектора Авдеева отлит».

Ниже в четырех кругах, входящих в состав опоясывающего середину колокола орнамента: «В Москве, почетным Гражданином Самгиным; 1859 года; Весу 89 пуд 5 Фунтов».

По случаю скорого отправления колокола в Николаев, откуда он морем будет отправлен в Севастополь, любопытствующие могли видеть его только в воскресенье 1 марта в продолжение всего дня. Пожертвования для окончания этого храма доставляются по-прежнему к г. Заведующему морской частью в Николаеве Свиты Его Величества Контр-Адмиралу Бутакову.

5 апреля

Письмо Москвича

Что сказать нового о Москве? Слава Богу, она, кажется, на пути к газовому освещению. Пора. И что ж это помогло Москве так отстать от Петербурга, что большинство ее улиц освещается тусклым светом конопляных лампад? Конечно, многое. И Москву винить не за что: не было материала для светильного газа; не было его, правда и в Питере, да туда он привозился и до сих пор привозится морем, транспорт по которому дешев, что дает возможность осветить русскую столицу английским газом.

До учреждения Николаевской железной дороги, каменный уголь в Москву не заглядывал. Разве кто привозил его в кармане, как редкость, да и с учреждением железной дороги не вдруг и не сразу пошел он в Москве в дело. И только теперь, когда цена его дошла до 16 копеек за пуд, находят неубыточным заменить им дрова. О добывании из него газа и не думали.

Было и другое препятствие: столицы Европы освещаются газом, проводимым от заводского резервуара (газометра), подземными трубами к месту сжигания, что вполне удобно при сплошной массе домов, но Москва — «дистанция огромного размера» вовсе не представляет удобства в этом отношении. За исключением центральной части, небольшой по занимаемому пространству, в Москве что ни дом, то сад или длиннейший забор, огораживающий просторный двор. Во что обошлись бы газопроводы, и во что обошелся бы газ потребителям? И теперь, когда вопрос о газовом освещении нашей Белокаменной, благодаря предприимчивым иностранцам, принимает серьезный характер, мы не думаем, чтобы он мог осуществиться системой газопроводной, которая, повторяем, если и возможна, то не более как для центральной части столицы.

Но есть и другой метод освещения так называемым газом переносным, который известен вряд ли более тридцати лет. Дело в том, что светильный газ можно добывать не из одного только каменного угля; его дают при перегонке масла, жиры и смолы; что этот газ втрое, а может и более, сильнее каменноугольного; что его можно сжать еще.
И что вследствие всего этого небольшой сосуд им наполненный, удобный для перевозки, может быть доставляем к месту потребления.

Но переносный газ не нашел обширного применения и уступил место газопроводному по двум резонным обстоятельствам. Каменный уголь представлял огромную выгоду по меньшей ценности в сравнении с маслом. жиром и смолами; во-вторых, переносный газ освещал неровно: пока сжат в сосуде, он горел сильно, потом, по уменьшении сжатия, слабее и слабее.

Теперь оба обстоятельства устранены. В Европе, во многих местах Германии, Франции, Англии, и особенно Шотландии найдены богатые копи шистов, слоистых сланцев, столь богатых содержанием смол, что они не обойдутся дороже каменного угля; но разница в том, что газ из сланцев получается почти такой же, как из жиров и масла, т.е. почти в три раза сильнее светом каменноугольного.

Устранено и второе неудобство изобретением регуляторов, который делает ток газа из переносного сосуда, каково бы давление в нем не было, постоянно одинаковым. Следовательно, устранены оба препятствия к переносному освещению; но ему трудно спорить с освещением газопроводным. Уже устроенном, уже давно окупившимся. Вот почему Россия обратила на себя внимание предприимчивых иностранцев.

Не считая господина Потона, в настоящую минуту сделаны два предложения, и очень хорошо: чем больше их будет, тем лучше, чем сильнее конкуренция, тем выгоднее жителям. Надо желать только, чтобы какая-нибудь привилегия не стеснила этой конкуренции. Впрочем, в наше время выдача привилегии на газ, была бы такой же странностию, как и на пар.

 

19 апреля

Современное состояние ортопедии и ортопедическое врачебное заведение в Баварии

Между науками, конечно, ни одна не имеет более прямого влияния на благо человечества, как наука врачебная. К важнейшим отраслям ее принадлежит ортопедия.

Ортопедия возникла менее, нежели пятьдесят лет и, после продолжительного колебания, утвердилась только в новейшее время, будучи обязана этим доктору Вильдбергеру, основателю ортопедического врачебного заведения в Бамберге, которого по справедливости можно поставить рядом с доктором Гейне, отцом ортопедии.

Гейне принадлежит заслуга первого применения мертвой механики как живой целительной силы. Несмотря, однако, на тяжелое лечение, которому подвергался тогда пациент на вытягивающей кровати (Strekbett), оказалось, что при искривлениях от сведения и укорочения сгибающих мышц, при вывороченной наружу подошве, вследствие укорочения ахиллесовой жилы, берцовых и икроножных мышц, при искривлении шеи, приподнятых плечах, вследствие укорочения грудно-соскового мускула и т.п., одного механического лечения недостаточно, но при механическом пособии скорее и вернее доводит до цели хирургическая операция над жилою.

В наше время пользовалась известностью так называемая «шведская врачебная гимнастика» доктора Линга, во многих заведения пользовали больных по этой системе. Действие врачебной гимнастики, конечно благотворно: она укрепляет тело и освежает дух. И в ортопедическом отношении великая польза гимнастики несомненна, но только как последующее лечение, — говорил доктор Беренд в своих отчетах.

Доведением же механической ортопедии до такой степени, далеко превосходящей оперативную и гимнастическую, мы обязаны доктору Вильдбергеру. В 1856 году, в своем сочинении «Новые способы лечения застарелых самопроизвольных вывихов бедра» он выступил не только защитником действенности механики, но и доказал описанными излечениями и приложенными рисунками, что его способ врачевания самый приличный.

Третий отчет доктора Видьдбергера об его заведении, которое существует уже десять лет и преуспевает, написан столько же откровенно, сколько добросовестно в отношении новых данных, и поистине служит образцом иным ортопедам. Приложенные к отчету фотографические рисунки изумляют чрезвычайно удачным результатом в высшей степени трудного излечения.

Объявление о конкурсе на представление проекта на сооружение памятника, имеющимся явиться в 1862 году тысячелетия Государства Российского

Санкт-Петербург, 28 апреля. Для увековечения торжественным воздвижением народного памятника тысячелетия существования Государства Российского открыта повсеместная по Империи подписка для сбора на сей предмет добровольных пожертвований от всех сословий.

Объявляется в России конкурс на сочинение проекта означенного памятника на изложенных ниже основаниях:

1. Памятник по наружному виду должен соответствовать историческому своему значению;

2. Он должен состоять, предположительно, из ваяльных изображений, соединенных изящными архитектурными сооружениями;

3. На памятнике имеют быть представлены отдельными изображениями шесть главных эпох истории Русской:

Рюрик — основание Государства Российского 986. 1615 год; второй год по Р.Х;

Владимир — введение Христианства в России — 988 год;

Дмитрий Донской — начальное освобождение от ига татарского — 1380 год;

Иоанн III — основатель единодержавия Царства Русского — 1491 г;

Михаил Федорович — восстановление оного избранием на престол Дома Романовых — 1613 год;

Петр Великий — преобразователь России и основание Империи Российской — 1721 год;

Над ними в преобладающем виде Веры Православной, как главного основания возвеличения Русского народа.

Впрочем, составители проекта могут не стесняться сим указанием, лишь бы памятник выражал главную мысль сооружения оного: ознаменование постепенного, в течение тысячи лет, развития Государства Российского, и чтобы соответствовал условиям нижеперечисленным:

1) Проект на возведение памятника имеет быть сопровожден пояснительным его описанием с указанием свойства и хода работ и с приблизительным определением времени и расходов для оного потребных.

Засим, по тому проекту, который избран будет для сооружения памятника, детальные чертежи рисунки и смета должны быть представлены составителем проекта не позже как через три месяца по востребовании;

2) Ценность памятника не должна превышать 500 тысяч серебром и самый проект должен быть соображен с возможностью исполнения оного в два года так, чтобы согласно Высочайшей Государя Императора волею, памятник мог быть открыт
26 августа 1862 года;

3) Срок для представления проекта определяется шестимесячный к 1 ноября 1859 года;

4) Памятник назначено возвести в Новгороде, в Кремле, между Софийским Собором и губернским присутственным местом, на площади, имеющей до шести саженей, но несколько неправильной. Так, что с одной стороны место, избранное для памятника, будет отстоять от ближайшего здания (угла дома Митрополита) только на двадцать сажен; с прочих же сторон вдвое и втрое более. Сообразно сему Памятник должен быть в плане продолговатым, высотою же не превышать восемь сажен;

5) За тот из доставленных на конкурс проектов, который избран будет для постройки памятника, сочинителю назначается денежное вознаграждение в четыре тысячи рублей серебром, из которых две тысячи выдадутся ему вслед за избранием проекта, а остальные две тысячи по представлении и одобрении детальных чертежей, рисунков и сметы. Второй по достоинству проект получает премию в тысячу рублей серебром. Прочие все проекты возвращаются по принадлежности;

6) Все художники русские или в России проживающие, пригашаются к участию в конкурсе; они могут представить свои проекты в Санкт-Петербург на имя Главноуправляющего Путями Сообщения и Публичными зданиями не позже октября месяца, причем, желающие сохранить свое имя в тайне, могут обычным порядком означить оное в отдельном запечатанном конверте с девизом, помещенным на конверте.